Лисаков и макромир

Полярный Урал–2013

Случилось так, что пятеро астрономов отправились этим летом в небольшой поход на Полярный Урал. Тут, вероятно, у читателей могли бы возникнуть вопросы: «Как астрономы? Почему астрономы? Кто такие астрономы?», если бы кто-нибудь, кроме этих самых астрономов, читал данную запись.

Итак, обо всём по порядку.

Предисловие

Мы довольно часто ходили в походы, не всегда друг с другом, в основном по Подмосковью — выбраться из города на пару-тройку-четвёрку-пятёрку дней, поспать в палатке, приготовить еду на костре, пройти пару километров. Последний год мы часто говорили друг другу: «Давайте сходим в лес! Пойдём в поход! Соберёмся-таки наконец на природу!», но почему-то ни к чему это не приводило. После окончания университета (физфак МГУ, астрономическое отделение, выпуск 2013 года) все стали казаться себе очень занятыми и выход в Подмосковье не казался никому достойным занятием.

И тут Дмитрий Раздобурдин — далее Дима — предлагает пойти в тундру, в болота, в горы, в Заполярье, в Азию, в Европу, и всё это одновременно. Конечно же, мы согласны!

Дима почитал отчёты и нарисовал маршрут на двухкилометровке. На первом нашем собрании я не представлял себе совершенно, что такое Полярный Урал, но меня сразу насторожило, что мы собираемся проходить по 20 км в день. Никто моих доводов не слушал, и я успокоился ответом, что у нас очень много способов сократить маршрут.

После я прочитал огромную кучу отчётов о походах по ПУ и укрепился в том, что 20 км в день мы ходить не будем. Но слабая надежда оставалась, варианты отступления были, и я не переживал по этому поводу. Билеты купили в плацкарт Москва–Лабытнанги от Москвы до станции Собь на 26 июля. Я, правда, подсел в Микуни, поскольку в это время гостил в Сыктывкаре у Маши, будущей жены.

Ну что ж, достаю блокнотик Александра Быкова (далее — Саня), который был выделен мне (блокнотик, а не Саня) в ответ на моё желание вести дневник похода с условием общего доступа к записям спустя некоторое время. В среднем я тратил на эти записи около часа перед сном. В ущерб художественности отчёта старался поболее задерживаться на бытовых деталях, чтобы кому-то этот отчёт мог быть полезен не только с точки зрения невероятного эстетического наслаждения.

Все фотографии с похода можно посмотреть в альбоме на flickr.com.

Указанное время в заголовках — время начала записи в походе. Иногда это время больше 24 часов — это значит, что я начинал писать запись после полуночи.

Вот так скромно выглядит наш маршрут (15 мб, откроется в новом окне):

День первый, 28 июля 2013

Погода (утро, день, вечер): поезд, дымно, дымно.
12:00

Через полтора часа приезжаем на станцию «Полярный Урал». Сколько отчётов я ни прочитал, нигде не было сказано, что в расписании её нет, а проводники о ней не знают. Видимо, это норма для суровых походников, что пишут отчёты на Скитальце, и об этом никто не считает нужным упоминать. Немного настораживало и то, что по интернету нельзя было купить билет до «Полярного Урала», хотя там такая остановка была в списке. Походников в поезде довольно много, они успокоили — всё нормально, говорят, остановится, только попросите проводника дверь открыть.

12:30

Только что была последняя остановка перед высадкой — Елецкая. Отсюда должно быть видно горы и даже высочайшую вершину Полярного Урала — гору Пайер. Неприятный сюрприз: не видно ничего. И не из-за тумана, а из-за дыма! Всё в дыму. Пахнет горелым. Как во время торфяных пожаров около Москвы в 2010 году. Об этом тоже ничего не было сказано ни в одном отчёте… Будет обидно, если всей красоты не будет видно из-за этого дыма.

23:30

Выгружались из двух тамбуров. Наш проводник спросил, куда открывать двери — платформы всё одно ни там, ни там нет. Хорошо, что вышли все в одну сторону. Через пару вагонов высадилась группа водников.

Сходили поглядеть на монумент «Европа-Азия». Это около километра пути по шпалам по ходу движения поезда от станции Полярный Урал. Проходя мимо водников, не удержался и съюморил:

– Ребята, а это что за станция?
– Сильный вопрос! Тогда даже не будем у вас узнавать, куда вы идёте!

Сейчас я пишу около костра, сидя в накомарнике. Света достаточно. Комаров тоже. Остаётся около 10 минут до истинной полуночи.

Прим. бред.

Истинная полночь — момент, когда солнце находится на минимальной высоте на данном меридиане. При этом солнце находится строго на севере. На долготе ПУ (около 66° восточной долготы) истинная полночь по летнему времени в нашем походе наступала в 22:40 (так было до 2014 года). В Москве, например, истинная полночь случалась летом (GMT+4) в 01:30, а зимой (GMT+3) в 00:30.

С 2014 года часы в России окончательно остановили на зимнем времени (GMT+3), так что весь год будет зимнее время. Это знать в походе очень полезно: на ПУ примерно в 23:40 (начиная с 2014 года) солнце находится на севере, а в 11:40 — на юге.

Все идут в берцах, а я в сапогах. Я-то надеялся, что сразу начнётся болото, будет идти ливень, все промочат ноги, а я буду чувствовать себя замечательно и все будут мне завидовать. Но не тут-то было! Сапоги в этот день пригодились, но только потому, что я специально лез во все топкие места, лужи и ручьи. В этот день ноги никто не промочил. Никакого тебе ливня, ветра и холода — Полярный Урал встречает нас жарой. Солнце оранжевое, что неудивительно: из-за дыма оптическая толща атмосферы возрастает и рэлеевское рассеяние, сказывающееся на коротких волнах сильнее, чем на длинных, оставляет меньше жёлтого и больше оранжевого. Солнце неожиданно высоко, градусов 30 над горизонтом. Естественно, так и должно быть, но выглядит это выше, чем я представлял.

Вести из будущего

После похода проверил дома в программе Stellarium — к выходу из поезда высота солнца была на самом деле аж 38 градусов, а максимальная за день — 42 градуса. А под горизонт оно опускалось только на 4 с половиной градуса, так что звёзд никаких в походе мы не видали. Кроме Солнца, разумеется.

Жарко, я сразу употел, прилетели насекомые, одеваем накомарники. Рюкзак непривычен, ноги идут неохотно. Представляю, какое пекло было бы без дыма!

До монумента и обратно всего пару километров, но в сапогах, в жаре, среди насекомых — в основном это сначала были слепни какие-то — по шпалам идти было просто отвратительно. Наконец, сошли с железки и отправились пройти свои 10 км мимо горы Шлем до ручья Леквож. Слова «вездеходка», «двухкилометровка», «километровка», «ивняк», «сраная мошкара» постепенно становятся привычными. Насекомые работают посменно: сначала слепни, мухи, потом добавляются комары, а ближе к вечеру присоединяется и мошка́. Сейчас, когда горит костёр и время уже за полночь, осталось только немного комаров.

Здесь и далее все картинки открываются по щелчку мыши. Их можно листать стрелками клавиатуры. Нажмите «f» в режиме просмотра, чтобы увеличить размер до 1600px по ширине, а оригиналы можно найти в альбоме на flickr.com.
Типичное количество комаров на голову человека.

На перевале около горы Шлем встретили зайца. Он постоял на задних лапах метрах в 20 от нас, совершенно не обращая на людей никакого внимания.

Из-за дыма и плохой видимости мы немного промахнулись мимо намеченной точки, но место для стоянки выбрали шикарное: ровная поляна, куда мы попали после нескольких десятков метров ивняка, красивый ручей, куча сухих дров. Живописно даже в дыму, с хорошей видимостью было бы вообще восхитительно, наверное. Настроение у всех хорошее.

Две горелки на 5 человек — неплохая идея. Сегодня можно было бы обойтись и без них, но газа у нас с собой хватает. Моя горелка с тросом кажется мне гораздо более удачным решением, чем горелка Трушина, которая накручивается на баллон сверху. У моей горелки устойчивость гораздо лучше, закипает вода с ней быстрее, кончающийся баллон можно наклонить и подогреть ладонями, чтобы газ лучше выходил. Рекомендую для больших канов! Так что гречку с тушёнкой и чай готовим одновременно.

Много впечатлений за этот день. Очень интересная природа, в которой никто из нас не бывал. Всё карликовое — берёза, ива, деревьев нет. Из-за этого всё, что нам встречается, называем карликовым. Куропатки, например, здоровенные, поэтому они — гигантские карликовые куропатки. Хорошо заметно, что солнце перемещается иначе. Очень медленно меняет свою высоту, создаётся впечатление, что оно почти весь день стоит на месте.

Потихоньку отпускает поездная суета. Мы на природе, и на какой природе! Очень надеемся, что ситуация с дымом изменится.

Наша группа на первом завтраке. Слева направо: Дима, Саня, Коля, Трушин. Трушин не такой как все, это заметно сразу и это нужно иметь в виду!

Испробовал свою складную табуретку. До выезда подумал о том, что брёвен здесь нет, сидеть не на чем, а питаться стоя, лёжа или сидя на земле мне не нравится. Оказалось, что всем нравится на табурете посидеть, пока меня нет рядом. Так что не зря я его тащил! Есть, сидя на табурете — отлично. Особенно, когда он есть у тебя одного, а остальные завидуют. Это ключевой момент.

У меня стал рваться рюкзак. Неудивительно — ему уже лет 12. Ничего, на стоянке попросил Саню, ответственного за ремнабор, выдать мне иглу, нитки и напёрсток. Никакого напёрстка Саня не взял. Ругаю его последними словами, орудуя камнем, зашиваю рюкзак. Уточняю: орудовал камнем я при ремонте рюкзака, а не ругая Саню, хотя и хотелось. Сломал одну из его тоненьких игл.

Планировали мы идти 45 минут, 10 минут отдыхать. А шли чёрт знает как на самом деле, не все оказались готовы к такому ритму. По дороге было немного черники и брусники, почти всё незрелое.

Вести из будущего

Потом мы решили, что черники не было совсем — это всё была голубика! В отчётах все пишут про чернику и никогда про голубику, а я по ягодам не спец, потому мы только к середине похода сошлись, что всё-таки это голубика, что впоследствии подтвердили авторитетные источники.

На стоянке я с удовольствием снял сапоги и одел кроки от всемирно известного бренда «Coqui», купленные за 500₽ в магазине Сплав. Спереди они закрыты и даже утром по росе в них ходить неплохо. На носки побрызгал средством от комаров, ничего, помогает на время. В накомарнике пару раз передумал сплюнуть в самый последний момент. А один раз всё-таки не передумал.

В поезде вечером пересыпали крупу из пачек в специально накопленные бутылки от полулитра до литра объёмом. Это было очень увлекательно! Делается воронка из горлышка бутыли, а далее дело техники. Незаменимым помощником в этом деле будет карандаш в руках Александра Быкова.

Пересыпание круп.

Раскладка получилась такая, вдруг кому будет интересно:

500г лапши поместилось в бутылку 1 л
500г геркулеса — 1 л
500г гречка — 0.6 л
1 кг риса — 1 л
1 кг сахара — 1 л

День второй, 29 июля

Погода: пасмурно, переменно, переменно.
24:05

Ух, наконец-то мы забрались в палатки и можно расслабиться!

Встал я в 8 утра, погулял по окрестностям, наслаждаясь чистым воздухом без запаха дыма и отличной видимостью. Дыма нет! Есть немного тумана, но со временем его всё меньше и меньше. Как же здесь красиво, хотя толком мы не отошли от железки! Пасмурно, Солнца сейчас не видно, а в 5 утра я видел его диск сквозь палатку. Открывающиеся детали рельефа радуют: правильно вчера определили своё местоположение после споров. В 9:00 начали готовить завтрак, в 10:00 уже поели, но вышли только в 11:30, долго собирались.

Сразу же после выхода две переправы — Леквож и Елец, что лучше в сапогах проходить. Вода и там и там чистейшая, прозрачная, можно пить. Максимальная глубина чуть выше колена, но при желании можно было и перепрыгнуть с камня на камень, как и пытались сделать Коля и Трушин. Однако, они замочили ноги, правда, Коля до сих пор в этом не сознаётся.

Через часок началась топь. На вид сухо, но стоит наступить — и выдавливаешь воду наверх, вдавливая мох вниз, и по щиколотку оказываешься в жиже. Все одели сапоги и следующие 9-10 часов шли в них. Я радуюсь, что не стал дожидаться, пока сапоги натрут ноги, а заранее заклеил пятки ленточным пластырем. Ещё радуюсь, что смазал ноги кремом для рук «Силиконовый». Иду в тонких носках, не так уж и жарко, а ноги не натирает. У Сани другой подход — он идёт в 4 парах носков.

Солнце уже не такое пугающе оранжевое, как сквозь пелену дыма, оно нормального цвета, иногда через облака виден его чёткий диск. Снова радуемся, что пасмурно, иначе пекло было бы невыносимое.

За весь день насекомые менялись в той же последовательности: утром слепни, днём комары, вечером стулья комары и мошки. Трушин, лежащий рядом в палатке, настаивает, чтобы я записал его изумительное наблюдение. Вот оно:

Комары, попав под накомарник, не пытаются укусить, а беспомощно тыкаются в сетку, стараясь улететь.

Ему видней, ведь он ещё вчера сделал себе дыру в накомарнике. Кстати, сегодня я ни разу не опускал сетку, хотя насекомых было больше. На привалах хорошенько брызгал себя ядом, и минут 20 комары меня не доставали.

Вести из будущего

Дыра в накомарнике Трушина росла день ото дня и осталась одной из двух дыр, что были сделаны в накомарниках за весь поход. Вторая дыра тоже была у Трушина.

Где-то в час дня солнце выглянуло, появились резкие тени. Миновали кочку с морошкой. Её и голубики мало, и почти всё незрелое. Но это не мешает нам съедать всё, что попадается под руку!

Стали на обед по плану у ручья Яйю. Вышли через 2 часа. Хорошо ещё, что 2 горелки! Не ожидал, что так много времени будем тратить на еду и сборы. После обеда снова началось болотце с водой по щиколотку, в сапогах идти было оправданней, чем вчера. Судя по информации из интернета, дождя здесь не было очень давно, поэтому, как я думаю, по местным меркам довольно сухо. И комаров по местным меркам, полагаю, немного, хотя сравнивать могу только с описаниями. По моим оценкам, около каждого кружится несколько десятков комаров. Терпимо.

Вскоре топь кончилась и под ноги попала сухая удобная равнина, по которой мы радостно прошли километров 5–6, идя 40 и отдыхая 20 минут в течение трёх часов. Напрасно мы так ускорились, пришлось перераспределять вес в рюкзаках, чтобы все могли продолжить путь по плану. Потом раза в полтора медленнее прошли ещё 5–6 километров. Так идти гораздо комфортнее, можно смотреть по сторонам и наслаждаться красотой вокруг.

Сегодня снова закончили переход продиранием через ивняк, на сей раз около сотни метров. Что ж, сегодняшние 20 км мы отмахали. Все изрядно утомились, но мне очень нравится это чувство, нравится уставать, преодолевать себя. Похоже, только мне одному. Было бы палящее солнце или сильный дождь — мы бы не прошли сегодняшний отрезок. С погодой второй день везёт. А в Воркуте и Лабытнанги сегодня ночью по прогнозу гроза. Может, и у нас будет буря. Не хотелось бы сегодня, палатку поставили не очень-то хорошо.

Видел сегодня несколько мышей-полёвок, перебегающих дорогу. Видели двух орлов (наверное, орлов), что величественно парили в потоках воздуха. Видимо, под конец дня мы выглядели совсем неважно, потому что орлы кружили уже совсем низко над нами. Более всего мы утомились на перевале между горами Янаскеу (500 м) и Монтанёл (830 м). Ничего особенного, просто длинный, тягучий, нескончаемый подъём, силы кончаются, плечи каменные, иногда припекает солнышко, позади уже 15 км пути.

Мне очень понравился сегодняшний день. Вокруг уже что-то совсем похожее на горы, при взгляде по сторонам меня охватывает восторг. Даже не верится, что я в таком потрясающем месте! Между вершинами иногда проглядывает далёкая тундра, уходящая на север до самого горизонта. Около горизонта, кстати, видны пожары в нескольких местах. Видно, как дым сносится ветром в одну сторону, на восток. Выглядит впечатляюще. Мы смотрим с высоты 500 м в тундру, где высота метров 200 над уровнем моря. Это значит, что линия горизонта находится километрах в шестидесяти от нас. Так что пожары, наверное, с той стороны железки, в нескольких десятках километров отсюда.

Завтра (спустя 20 км…) ночуем под Пайером!

День третий, 30 июля

Погода: солнце, пекло, переменно.
22:35

За завтраком встретили группу из 5 человек, что спустились с перевала Хараматлоу. Они сказали, что им не удалось взойти на Пайер, погода не позволила. Они возвращались на станцию Полярный Урал, но по нашему пути идти не стали — там довольно крутые спуски и подъёмы были, особенно под конец, и они решили обойти гору Янаскеу с другой стороны, а не через тот перевал, которым пришли мы. В группе было 2 девушки и одна женщина. Нам они рассказали, что мы наверное встретим одиночку из Москвы, Михал Иваныча 63 лет от роду.

Не дошли мы до озера Кечпельты километров 5, остановились на 15 км пройденного пути. Место очень красивое, долина реки Харуты. Виден северо-западный гребень[1] Пайера и перевал, за которым находится озеро Кечпельты. Время 20:00, но кроме меня никто не хочет пройти оставшиеся 5 км, чтобы не менять планы. Корректируем маршрут, ставим лагерь. Осматриваюсь: кругом красота! Представляем, какое тут буйство происходит ранней весной, когда воды больше.

После обеда сегодня было 7 часов валунов, что мы называли курумником, а Коля — мореной. Они жутко утомили меня, надо было сразу поменять сапоги на берцы, но мне было интересно, как себя здесь чувствуют люди, которые берут с собой только сапоги. Пришёл к выводу, что скверно они себя чувствуют.

Вот он, курумник, наш спутник на ближайшие несколько дней.
А до обеда мы любовались вот такими картинами.

Комары сменились (или дополнились) кузнечиками. Их огромное количество, и ведут они себя очень странно: просто куда-нибудь прыгают, почти всё время бьются о вертикальные стенки камней, падают вниз. Они совершенно не представляют, где окажутся после прыжка. Впрочем, про большинство людей можно аллегорически сказать примерно то же самое.

В палатке сегодня откуда ни возьмись около сотни мелкой-мелкой мошки. Брызгаешь на них ядом, и пара десятков падает без сознания на пенку.

День четвёртый, 31 июля

Погода: переменно, переменно, переменно.
20:10

Мы на озере Кечпельты. Сегодня разгрузочный день, и мы решили дойти только те 5–6 км, что не дошли вчера. Чтобы было интереснее, пошли не вдоль Харуты и по перевалу, что был виден с места нашей стоянки, а решили обойти высоту справа. Шли часов пять, сплошной курумник. Он уже порядком поднадоел. Говорят, что Пайер весь такой же. Очень это меня расстраивает! Все думаем, что идти вдоль Харуты было бы разумнее. Но тогда мы бы миновали бы сортир посреди тундры и не наткнулись бы на ящики геологов.

Ещё не нашли бы ложку, воткнутую в землю! Причём там, где стоянку уж точно бы делать никому не пришло в голову. На склоне среди камней, алюминиевая, с рёбрами жёсткости, чтобы сложнее было согнуть. На ручке надпись иноязычная, что-то типа i_tv. Взял себе в качестве трофея. Так что маршрут был выбран правильно.

За час до стоянки у истока реки Правая Кечпель видим красивый водопадик. Вода низвергается прямо под снег, пролетая несколько метров доступно для взора. Фотоаппарат висит на шее, но комары, курумник, рюкзак и солнце настолько утомили, что решаю вернуться от стоянки, времени у нас должно быть много.

Около озера встретили Михал Иваныча. Сегодня ему не удалось залезть на Пайер по северо-западному склону, будет пытаться завтра по другому пути. Хождение по курумнику требует так много внимания, что его палатку мы не заметили, пройдя мимо всего в нескольких сотнях метров от неё. Встреча была довольно забавной. Я метров с трёхсот наблюдал, как Саня скинул наконец надоевший рюкзак, увидев из-за очередного курумного холма гладь озера, что расположено в очень красивом месте. Как истинный непоколебимый покоритель вершин, Александр горделиво подошёл к озеру с таким видом, будто тут не ступала нога человека, но тут навстречу ему показался силуэт человека во всём белом. Издалека смотрелось очень круто!

Саня и Дима попробовали рыбачить. Хреновые из них рыбаки, зато фотографии получились ничего. Озеро действительно очень красивое, и даже Трушин в трениках смотрится гармонично (я усиленно заставлял его позировать).

Ветер поднялся сильный, дует из Азии, укрепляем палатки как следует. Вспоминаю отчёты, в которых ветром ломало палатки. Пусть сегодня буря, главное, чтобы завтра была погода.

День пятый, 1 августа

Погода: облачно, переменно, переменно.
24:45
Сегодняшний день был назначен для покорения Пайера. Если честно, вся группа только о нём и говорит последние пару дней, уж очень всем хочется взойти на эту вершину. Все эти дни мы выискиваем его на фоне других гор. Не то чтобы гора какая-то шибко крутая или сложная, чуть ниже 1500 метров, но всё-таки самая высокая точка всего Полярного Урала. Как-то так сложилось, что все мы считали восхождение на Пайер ключевой частью маршрута. Вчера вечером мы решили идти тем же путём, что пробовал Михал Иваныч.

Даже проснулся сегодня утром я с чувством, что сегодня очень важный день. Сразу же вылез из палатки посмотреть, как погода. Не очень-то она мне понравилась, вокруг юго-западной вершины (~1330 м) клубились облака, пытаясь пройти из Азии в Европу. Но ничего, дождя нет, ветер умеренный, выйдем, а там посмотрим.

От озера немного возвращаемся на север, чтобы удобнее было зайти на северо-западный гребень. Потихоньку поднимаемся по нему. Идём размеренно, никуда не спешим, облака поднимаются вместе с нами. Погода пока замечательная.

Трушин, Коля, Саня, Дима на фоне реки Харута в начале нашего восхождения на Пайер. Там, где река скрывается за холмами, изгибаясь налево, была наша предыдущая ночёвка.

Мой рюкзак, в котором были фотоаппараты (я брал ещё плёночный Зенит с собой), еда, вода, одежда, верёвка, весил килограмм 6 и казался совершенно невесомым и даже приятно грел спину.

Вскоре широкое плато из валунов сменилось узким гребнем с «жандармами»[2]. Обходить их с палками было уже неудобно, приходилось карабкаться, цепляться двумя руками за выступы и подтягиваться, поэтому палки убрали в рюкзаки или оставили, чтобы забрать на обратном пути.

Вот так выглядит гребень, ведущий на Пайер.

Гребень довольно острый, обрыв видно и влево, и вправо на сотни метров вниз. На фотографии он кажется довольно округлым, пологим, но на самом деле идти можно только по довольно узкой полосе. В некоторых местах и вовсе проходить довольно стрёмно, но это очень приятные ощущения.

На очередном жандарме отдыхаем. GPS показывает высоту 1276 метров (стоянка у нас на высоте 700 метров), здесь сложен тур[3], в котором находим записку туристов из Электростали. Они были здесь чуть больше месяца назад, 29 июня, и называют эту точку «Западный Пайер», что ни в какие ворота не лезет. Это не вершина, а просто очередное возвышение гребня. Дальше ребятам из Электростали помешал, судя по записке, сильный ветер с ледяной крошкой. У нас же погода — лучше не пожелаешь. Пока везёт! Утром окутанная облаками вершина 1330 м, до высоты которой мы сейчас поднялись, уже очистилась от облаков. Обходим ещё несколько жандармов подряд, и вдруг перед нами открывается новое обширное плато из камней с небольшим подъёмом. Вдалеке видна палка. Через полчаса мы у неё. Фото с Лениным, Пайер взят. GPS показывает 1477м.

Саня позирует с Лениным и псалтирём, найденным на вершине.

Около Ленина накидана куча мусора, бутылки, банки, кто-то оставил пару заправок для супов, но вокруг было так грязно, что нам не захотелось брать их с собой. Из-за этого мусора здесь очень много мошек. Мы-то надеялись хоть тут от них отдохнуть! Свинство жуткое. Сейчас думаю, надо было унести с собой мусор, не догадались наверху. Обедаем колбасой, сыром и крекерами.

Вершины как таковой нет, наверху обширное плато. Бегаем по нему, пробуем поймать связь, смотрим то в Европу, то в Азию. Красота обалденная! Чувствую себя по-настоящему счастливым, фотографирую, а погода что надо: видимость отличная, облака выше нас, сквозь них прорываются солнечные лучи — красотища! Одно из самых красивых мест, что я видел. А то и самое красивое.

При виде гор, которые на следующей фотографии находятся за Саней, мне вспомнилось выражение «столовая гора». Есть такое созвездие на небе. Я поделился со всеми мыслью о том, что там видно именно то, что называется столовая гора.

Саня на фоне столовой горы.

Трушин очень порадовал, рассказав такую историю. В детстве он в книгах по астрономии видел такое название созвездия — Столовая Гора. Оба слова пишутся с заглавных букв, поэтому Трушин думал, что это — Столо́вая Го́ра, Египетского бога неба.

По камням прыгают птички размером с воробья. Коля показал мне горностая, больше его никто не успел увидеть (горностая, а не Колю!). Дошли от стоянки до вершины за 4 часа 10 минут очень спокойного хода. Мне всё время хотелось идти быстрее.

Дима на обратном пути. Очень красиво смотрелись солнечные лучи, да и Дима отлично смотрится на гребне.

На обратном пути решили разделиться: Коля и Дима захотели срезать и пойти по кулуару[4] вниз к южному берегу озера. Мы напутствуем их просьбами набрать воды и поставить на огонь, чтобы быстрее приготовить ужин, потому что их путь гораздо короче. А мы возвращаемся той же дорогой — нам ещё надо забрать палки. На обратном пути мы съели-таки шоколадку, оставленную около записки ребят из Электростали.

Драматическое поедание шоколадки электростальцев.

На обратном пути встретили крутой тур: под валуном в прозрачном пакетике лежит банкнота в 10 рублей. Весь обратный путь, который занял у нас 2 часа 40 минут, я проделал с фотоаппаратом на шее, не переставая фотографировать. Погода была очень атмосферная, в прямом и переносном смыслах!

Вернулись мы на полчаса раньше Коли и Димы. Были очень обеспокоены их отсутствием — ведь по нашим расчётам их путь был гораздо короче. Решили меня отправить к ним навстречу. К счастью, через несколько минут я их заметил и успокоился. Оказалось, что их кулуар был довольно крутым с неустойчивыми камнями, и спуск требовал большой осторожности.

Солнечные лучи.

Ещё издали увидели, что рядом с нашими палатками появилась ещё одна, и рядом ходит человек. Оказалось, это Иннокентий из Питера. Родился он в Елецком и решил прогуляться по родным краям с 40-кг рюкзаком в одиночестве. Сначала хотел дойти до На́родной, но потерял день и отказался от этой затеи. Отправился он тоже со станции Полярный Урал и даже ночевал почти в тех же местах, что и мы. Шёл с нашим темпом. Не знаю, смог бы я так идти с таким тяжёлым рюкзаком.

Вот и Иннокентий решил немного разгрузиться, и нам досталась куча орехов — фундук, миндаль, кешью; пакет сушёных бананов и баллон газа. В ответ мы угостили его сухарями из Дарницкого, которым он был чрезвычайно рад. Призовой баллон газа мы использовали для приготовления бонусной порции чая, выпили по 50 грамм коньяка с Иннокентием, что тащили специально на случай взятия Пайера. На закусь наш новый товарищ достал из кармана каждому по батончику какого-то мажорного льна с Омега-3. Сам он был в гортексе, ехал через Москву на Сапсане, с собой нёс всё сублимированное, но отказывался признаваться, что он мажор. Ну уж на фоне нашей бич-снаряги так точно. Поболтали полчасика, рассказали о своём маршруте, и Иннокентий отправился спать — завтра ему на Пайер.

Вести из будущего

Потом Иннокентий снял нашу записку с моим номером по пути на Пайер и прислал сообщение. Выяснилось, что и он залез на вершину, а уехал до Москвы на день раньше нас, пройдя тот же самый маршрут.

Мы тоже собирались спать, но я взял Трушина и пошёл-таки фотографировать водопад, до которого идти оказалось 35 минут. Лучше бы взял фотоаппарат, честное слово.

Завтра выдвигаемся в обратный путь на Елецкую. Михал Иваныч и Иннокентий рассказали, что отсюда на эту станцию очень легко и приятно идти. А то мы уж было собрались возвращаться на «Полярный Урал».

Прошло 5 дней. Ни капли с неба!

День шестой, 2 августа

Погода: облачно, облачно, облачно.
32:35
Начинаем своё движение в сторону Елецкой. Иннокентий стартовал на Пайер в 8 утра, а мы вышли только в час дня. Я думаю, он нас немного не застал.

Часа два идём по курумнику. Как же надоели эти бесконечные камни за 4 дня! Но вот камни кончаются, идём по тундре, по сухой и приветливой, до безымянного ручья до его впадения в реку Правая Кечпель. Попадаются прямо-таки заросли голубики, да всё сплошь спелой, вкусной. Обедаем, наблюдаем чаек (чаек ли?), которые секунд десять могут висеть над рекой совершенно неподвижно, высматривая добычу и быстро работая крыльями.

Выходим на вездеходку, которой нет на карте. Но о её существовании мы догадывались: ещё в четвёртый день, 31 июля, Трушин увидел её с горы. Она берёт своё начало от того самого сортира. Дорога хорошая. Иногда совсем похожа на грунтовку, но обычно заросла травой. Неожиданно дорога пересекает реку и уходит круто влево, на юго-запад. Нам туда не надо, поэтому ставим лагерь. Впервые готовим полностью на костре — ветер сильный, стенку строить неохота, дров навалом. Судя по карте, где-то здесь должна быть вездеходка вдоль правого берега Правой Кечпели. Будем искать её утром после завтрака.

Трушин рассказывает ещё одно впечатляющее наблюдение из детства.

В детстве у меня была очень интересная гипотеза о том, что означает выражение «посыпать голову пеплом». Я думал, что если человек посыпает голову пеплом, то он признаёт свою вину в чём-либо. Почему? Ведь, как известно, «на воре и шапка горит», и если уж шапка сгорела, то вор обличён — вся голова в пепле.

Хорошо виден свежепокорённый Пайер. К вечеру облака красиво укутали его вершину. Видно, как на юг уходит хребет Уральских гор и на всём его протяжении облака пытаются вырваться из Азии в Европу, но ничего не выходит — здесь они просто рассеиваются. В течение трёх дней мы наблюдали, как из-за Пайера переваливаются тучи. При беглом взгляде кажется, что облако бежит очень быстро и скоро мы окажемся в нём. Тучи действительно движутся быстро, но сразу рассеиваются в евровоздухе, и граница облака часами находится на одном и том же месте.

Погода опять весь день самая лучшая для переходов — облака. Без пекла и без дождя. В спину дует ветер со стороны Пайера.

Когда мы устроили привал в этом месте на берегу реки Правая Кечпель, Дима спросил, имея в виду мою склонность к фотографированию: «Серёга, не находишь, что здесь очень живописно?». Утомлённый переходом, изгрызенный комарами, я валялся на рюкзаке и ответил в том духе, что в общем-то я не интересуюсь красотами природы. Оказалось, что я чрезвычайно грубо я изложил свою мысль: когда, отдохнув, я пригласил всех фотографироваться, никто не откликнулся. Один лишь Саня пришёл. Но он очень умело слился с природой и на данном кадре незаметен.

День седьмой, 3 августа

Погода: пасмурно, пасмурно, дождь.
9:10
Просыпаюсь под лёгкий треск, как будто накрапывает дождик. Неужели? Нет, это комары и мошки бьются между палаткой и тентом.
25:40
Всё-таки сегодня день Нептуна! Шли вдоль Правой Кечпели, после её слияния со Средней Кечпелью и крутого поворота налево пошли по вездеходке прочь от реки до тракторной дороги. Потом мы уже узнали, что можно было пройти ещё совсем немного вдоль реки, чтобы попасть на тракторку, которая покажется вам после такого похода ровнее любого асфальта. Ну и хорошо, что мы не пошли сразу до тракторной дороги. Ведь мы попали в замечательное болото, которое даже отмечено на карте. Обойти его можно было за полчаса, а через него мы хлюпали около часа. Мне очень понравилось. Что за Полярный Урал без болот? Тем более, у меня у единственного были бродни и я ломился напрямки, а всем остальным приходилось выбирать наиболее удачные маршруты. Надеюсь, все мне завидовали. Морошки в этом болоте было очень много, и вся спелая, наелись досыта.
Спелая морошка с болота и спелая черника-голубика незадолго до болота.

Через пару часов после болота мы вышли на изумительную тракторную дорогу сразу после ручья Воргашор. Этот самый Воргашор не порадовал нас кристальной чистотой, и мы решили не обедать с такой водой. Поели у самой у тракторной насухо: колбаса, сухари, сыр. В это время пошёл дождь, что обрадовало лишь меня одного. Я люблю ходить в дождь.

Хотел написать, что настроение у всех улучшилось, когда вышли на тракторную дорогу. Но, пожалуй, точнее будет сказать, что всех обуял дичайший восторг. Осталось каких-то 10 км, и мы последний раз ставим лагерь, делаем днёвку с пивом и сосисками (почему-то именно об этих продуктах шла речь весь остаток дороги), едем поглядеть на Лабытнанги — и домой!

Пока шли по дороге, снова пошёл дождь, и по реакции моих товарищей я понял, что к дождю — а значит, и вообще к этому походу — наша группа не была готова. Но нам чертовски повезло с погодой! За 9 дней всего час дождя, не самого сильного.

День восьмой, 4 августа

Сходили в магазин в посёлок Елецкий. Никакой радости от пива и сосисок я не испытываю. Грустно осознавать, что поход закончился.

День девятый, 5 августа

После полудня выезжаем в сидячем вагоне до Лабытнанги, осмотреть город. Оставляем вещи в камере хранения. Кстати, на вокзале есть душ — 90₽ за полчаса.

Спрашиваем у местных, как дойти до парома. Все странно на нас смотрят и говорят, что вот мол туда-то, по дороге, километров 7–8. Трушину, Диме и Коле не нравится эта идея, и они остаются в кабаке. Я и Саня спрашиваем про маршрутки и автобусы, но оказывается, что уже поздно и туда ничего не ходит. Тогда девчонка, стоящая за прилавком, предлагает помочь, и какой-то её знакомый по доброте душевной подвозит нас до парома. Спасибо им!

Я интересуюсь:

– Там хоть красиво?

В ответ она очень удивляется, как, мол, вообще такая мысль могла прийти в голову и говорит, пожимая плечами:

– Да нет. Река и река.

Широка Обь-матушка! Паромы бесплатные, ходят каждые минут 10-15. Загружены они преимущественно автомобилями. На другом берегу располагается город Салехард, но туда мы не собирались. Гуляем по тому берегу, фотографируемся с мамонтом, плывём обратно. На пароме мужик предлагает до города за 200₽ докинуть, но я отказываюсь, решено: в Лабытнанги всё бесплатно!

Обседлал мамонта на правом берегу Оби.

Выходим на дорогу, голосуем, останавливается вторая же машина (первая была спортивная двухместная Тойота), на сей раз это здоровенный джип Тойота, мужик без вопросов довозит нас до города. Спасибо ему! Надо сказать, выглядели-то мы довольно стрёмно.

Заключение

В сапогах круто ходить по тундре, по курумнику очень неудобно. Подошва мягкая, ступня очень устаёт. В берцах круто ходить по камням, но они очень быстро изнашиваются, рвётся прошивка и они начинают разваливаться.

Используйте стрелочные часы и солнце для определения сторон света. На этой долготе (около 66° восточной долготы) можно пользоваться следующим правилом: направил часовую стрелку на солнце, нашёл угол между часовой стрелкой и 11:40 (начиная с 2014 года), биссектриса этого угла вам и показывает на юг (с 17:40 до 05:40 — на север).

Ну, вот и всё. Поход закончился. Я очень рад, что сходил сюда, очень благодарен Диме, что он придумал сюда сходить. Хочется вернуться снова, на 2, на 3 недели, на месяц и пройти более сложный и длинный путь. Я уверен, что обязательно это сделаю!


  1. Гребень — линия, являющаяся местом соединения противоположных склонов горы. Различают гребни острые, округлые, зазубренные, пилообразные.

  2. «Жандарм» — второстепенный пик на подступах к главному пику гребня.

  3. Тур — куча, сложенная из камней или других материалов, выделяющаяся на фоне рельефа своим явно искуственным происхождением. Служит для ориентирования на местности, отметок на маршруте.

  4. Кулуар — корытообразная или V-образная ложбина на крутом склоне горы, направленная по линии стока воды.