Лисаков и макромир

Первый поход с ночёвками во Франции

Поход 1–3 ноября 2013 года. Приморские Альпы. Франция, парк Меркантур. Маршрут GR52 (часть): La Madone de Fenestre → Lac Long → Refuge de Nice → Lac du Basto → Bélvèdere.

Введение

Первого ноября католики празднуют день всех святых, поэтому выходные уполторились. Не торчать же в Ницце три дня без дела! И пошёл я в горы, в национальный парк Меркантур. Все фотографии можно посмотреть в альбоме на flickr.com.

Карта моих перемещений. По щелчку откроется в новом окне (8 Мб).

Что такое цивилизованный поход во Франции?

  • Указатели на популярных маршрутах. Метки вдоль верного пути (разного цвета полоски на камнях и деревьях, а также турики из камней), чтобы не заблудиться, на некоторых участках каждые 10 метров.

  • Всюду продаются отличные карты с тополиниями масштабом 250 м в 1 см. У нас, небось, такие до сих пор засекречены. При походе по Полярному Уралу мы пользовались масштабом 1 и 2 км в 1 см, хотя имеются и 500-метровки для некоторых районов. Карты эти были 70-80-х годов. А тут новые, размером с ватман, продаются в любом туристическом магазине, показаны маршруты. Все указатели пронумерованы, и с картой сразу ясно, где находишься. Загляденье! Вы спросите: «Ну, и что это за поход, когда идёшь по тропе с указателями, когда заблудиться невозможно и когда вокруг, небось, полно туристов?». Людей за первые два выхода встретили человек 5, а за мой трёхдневный поход я видал человек 25–30. Не так уж и много. А возможно ли сбиться с пути в таких условиях, вы узнаете из моего дневника. Вышел я из дому в 5 утра 1 ноября, вернулся вечером 3 ноября.

День первый, 1 ноября

На самом деле, эту запись я писал 2 ноября. В первый день было некогда, и сейчас вы узнаете, почему!

На этот раз есть силы и время писать, вчера было некогда! Я в домике. И палатка в домике. Шкварчит гречка, наконец-то поем, а то сегодня опять без обеда. Некогда было, всё нагонял промахи первого дня.

Итак, по порядку.

Доезд

Решил поехать до старта автостопом. Местечко называется La Madone de Fenestre, находится в 70 км от Ниццы и в 2 км над уровнем моря. Сначала сел на автобус, впервые воспользовался карточкой, что завёл и зарядил на месяц. Почувствовал себя коренным ниццианцем.

Автобус довёз меня чуть дальше аэропорта, там я ловил авто минут двадцать. Остановились два мужика из службы доставки на грузовичке. Классно ловить машину, не зная языка! Грузчики местные нормально говорили по-английски, но это мы выяснили, когда я уже ехал вместе с ними. Водила на прощание написал на бумажке А4 пункт назначения.

С этой бумагой меня и подобрали через минуту голосования две дамы. Они были очень рады узнать, что я из Москвы. Узнав же, что я астрофизик, они совсем растаяли. Распрощавшись с ними у Plan du Var, стал голосовать и опять прождал около минуты. Тут уж меня приняла очень весёлая компания: 3 студента из Парижа, едущие в однодневный поход. Марго родом из Ниццы, Флора по обмену из Бразилии, как зовут парня, забыл, но австралиец. Я почти привык к такому разнообразию в обсерватории, а всё равно здорово. Когда я ответил Марго, вышедшей спросить про меня и мои планы, что я из Москвы, мне отчётливо показалось, что в машине раздались восхищённые возгласы. Стоит ли описывать восторг этих ребят, когда они узнали, что едут в одной машине с астрофизиком из Москвы? Довезли прямо куда надо. Очень повезло. Сфотографировался с ними на память.

Старт из la Madone de Fenestre

Кстати, местечко это, la Madone de Fenestre, очень живописное. Высота около 2 км над уровнем моря. Много машин, много людей приезжало и расходилось в разные стороны по своим тропам наслаждаться природой. Было довольно прохладно, градусов пять выше ноля, наверное. Австралиец, по крайней мере, ёжился.

Не спеша достал пластырь, залепил пятки, хорошо зашнуровался, раздвинул новенькие трекинговые палки, кинул беглый взгляд на карту (взгляд полного профана, могу я добавить сейчас!) и потопал.

Первый промах

Дошёл до ближайшего указателя, увидел, что показывает он на нужный мне номер маршрута «GR52», удовлетворённо крякнул и отправился в путь, взглянув на часы. Было 10:20. Через полтора часа около знака номер 428 (на карте это чёрные цифры на жёлтом фоне) я снова достал карту и понял, что пошёл не туда. Не мог же я, в самом деле, сразу сообразить, что маршрут «GR52» имеет два направления, и нужно мне только одно из них!

Интересна эволюция моих реакций:

  • Почему это на карте на моём маршруте нет указателя с таким номером? Наверное, ошибка. Ничего, пойду дальше.
  • Всё-таки поищу знак с этим номером на карте…
  • Чёрт возьми! Всё пропало! Я пошёл не в ту сторону!
  • Что же делать? Надо придумывать новый маршрут! Так, куда здесь можно пойти…
  • Или вернуться? Так много уже прошёл… Успею ли всё?
  • Лады. Вернёмся.

Справедливости ради отмечу, что, как бы беспечен я ни был, всё же в начале пути убедился, что и по карте, и в реальности маршрут идёт на северо-северо-восток. Но по карте видно, что начала участков 357–368 и 367–400 параллельны. Вот такая незадача!

Сейчас мне очень смешно подумать, что я не хотел возвращаться из-за каких-то жалких полутора часов. Вернулся. Нашёл нужную тропу. Стал чаще смотреть на карту, уже внимательнее. Потерял примерно 2½ часа на этот виток, и отправился в нужном направлении только в час дня. Забавно, но ещё во время ненужных шагов я заметил, что иду и улыбаюсь. Просто оттого, что красота вокруг неописуемая. Интересно, что второй раз я уловил улыбку на своём лице, снова заплутав. Но об этом после!

На верном пути

Что ж, я на верном пути, номера указателей на карте и на столбиках совпадают, вокруг изумительные скалы, я счастлив. Беззаботно думаю, что хорошо бы дойти до Lac du Basto, где я и должен ночевать 1 раз по плану, но ничего страшного не будет, если не дойду. Заночую, где настигнет тьма. А там нагоним, чего уж! Главное — найти место для палатки.

Белая и красная полоски, похожие на польский флаг, попадаются на глаза каждые 20 метров, да ещё над каждым камнем с этими полосками сложен турик из камней. Вот он, цивилизованный поход. Никакой романтики. Расслабляюсь, впитываю красоту, дышу полной грудью, глазею по сторонам. Через пару километров замечаю, что разноцветные полоски исчезли и я следую только вдоль туриков — кучек камней.

«Э, чего там, наверное, так и должно быть! Краска кончилась, всякое случается». Сплошная красная линия на карте превращается в прерывистую, сигнализируя о том, что начинается «сложная часть маршрута». Карабкаюсь наверх, целый час повторяя про себя: «Надеюсь, что сейчас-то уж трудная часть пути началась». Потому что если это — не трудно, то дальше будет совсем беда. Дорога уходит всё круче вверх, 15-кг рюкзак (да, я ни в чём себе не отказывал и еды взял раза в 3 больше, чем надо было) всё сильнее тянет вниз, хотя при ходьбе по равнине он почти не ощутим. Ещё питаю смутные надежды, что иду куда нужно, потому что турики попадаются с вдохновляющей частотой.

Перевал к Lac Long

Так, за перевалом должно быть озеро lac de la Fous. Ещё бы взять как-то этот перевал! Непонятно, где лучше это сделать. Турики меня уже не прельщают. Сколько добрых мыслей я посвятил старательным людям, складывающих эти каменные кучки для путешественников, столько же проклятий направил им, плюнув и развернувшись обратно. Посоветоваться тут не с кем, кроме горных козлов. Забрёл…

Видно, что мне нужно преодолеть этот хребет, только между какими вершинками? Пялюсь на карту, решаю, что всё равно. Иду по кратчайшему пути наверх. Точнее, ползу. Втыкаю обе палки в мелкую сыпуху, подтягиваюсь короткими шажками, снова втыкаю палки с размаху, и так далее, метр за метром. Без палок этот участок было бы не пройти, съезжаешь вниз и всё тут. Солнце садится, начинаю волноваться, продолжаю карабкаться. Ф-фу, чёрт, перевал взят. С тревогой и волнением гляжу на ту сторону — если там нет озера, то я заблудился и ситуация складывается весьма неприятная. Да, озеро! Ура! Надо скорее спускаться и искать место для ночлега. Оглядываюсь по сторонам и ощущаю восторг, прямо с мурашками и глупой улыбкой. Позади — там, откуда я пришёл — виден полностью находящийся подо мной фронт облаков, упёршийся в горы и подсвеченный розовым светом садящегося солнца.

Облака словно пена над кипящей картошкой, убежавшая из кастрюли.

Неудивительно, что приходят в голову такие сравнения. Последний раз я ел ещё в Ницце, часов тринадцать назад. На еду в дороге времени не осталось из-за моего удачного старта.

Спереди нарочито строгие и красивые каменные вершины, нависающие над прекрасным тёмно-синим озером. Туда-то мне и надо спуститься. Дорога кажется не слишком лёгкой. Но горные козлы здесь ходят — об этом говорят их следы на снегу. Одного здоровяка, кстати, встретил за 20 минут до взятия перевала. Их французы называют «букетан» (bouquetin), а мы их кличем ибексами или горными козлами. Встреча получилась довольно забавной. Я глядел только под ноги, ползя по крутому склону вверх. Немного запыхавшись, останавливаюсь, выпрямляюсь, поднимаю глаза и буквально в паре метров от меня вижу безразлично глядящего на меня горного козла. Выждав паузу и презрительно смерив меня взглядом, он отвернулся и спокойно пошёл прочь. По дороге я встречал несколько серн (французы называют их chamois — шамуа́), так те пугливо разбегаются от людей.

Начинаю спуск. Солнце опускается быстрее, чем я. Надо поторапливаться, но спешить нельзя: на снегу скользко, рюкзак ухудшает координацию, камни, выскользнувшие из-под ног, стучат внизу ещё секунд 5–7, что свидетельствует о весьма крутом склоне. Всё же иногда останавливаюсь и с восхищением смотрю но открывающийся вид. Я нахожусь в крутом V-образном спуске, подо мной большое озеро, а над ним снежные вершины. Невероятно суровая и завораживающая картина, величественности которой добавляет царящая здесь абсолютная тишина. Прямо-таки дыхание перехватывает и даже ветер норовит сдуть в пропасть. Это самое красивое озеро, что я видел. Горы, обрамляющие его, монументальны, величественны и безмятежны. Ничего лишнего тут нет. Кроме, может, меня.

Теряю 5 драгоценных минут на фото. Понимаю, что если до темноты не найду места для палатки, будет туго. Но не могу не запечатлеться на этом фоне. Это фантастически прекрасно. Это лучшее, что я видел в жизни. Фотографию я посвящаю моей Маше за безусловное приятие моего температурного режима:

Шорты, снег и Лисаков.

Ночёвка на Lac Long

Всё, я спустился. Беда! Никакой земли, сплошные камни. Что делать? Уже сумрачно, а темнеет тут быстро. На камнях палатку и не поставить. Многое бы я отдал за те 2½ часа, что потерял из-за своей невнимательности в начале.

Прохожу мимо большого плоского камня. Останавливаюсь и задумчиво смотрю на него. Неприветливо он глядит мне в ответ. Не шибко он горизонтален и ровен. Но выбора у меня нет. Уже видны первые звёзды. Через 20 минут будет тьма. Куда идти? Зачем? Температура не выше +5°, а я приехал из солнечной Ниццы, где +20°.

Ветер очень сильный, порывистый. Скидываю рюкзак, начинаю ставить палатку, которая так и норовит улететь. Через 15 минут окидываю взглядом сие творение. Смотрится оно среди этих гор и гигантских валунов очень мимолётно и ненадёжно. Палатка на валуне. Никогда о таком не слышал. Правильное ли я принял решение? Не знаю.

Вот так выглядело моё несчастное убежище на следующее утро.

Но до утра ещё жить да жить. Сначала ужин. В темноте надо спуститься за водой по валунам. Самое интересное — найти обратную дорогу. Часто оглядываюсь назад, подозревая, что в ночи найти «вот эти два больших камня» среди прочих таких же будет непросто. На путь до озера и обратно ушло почти полчаса, хотя казалось оно совсем близко. С фонариком я чувствую себя здесь светящейся песчинкой в бесконечной мгле, почти ощущаю недоумённые взгляды скалистых вершин.

Ставлю горелку и через 20 минут, захлёбываясь и обжигаясь, поглощаю гречку, выращенную в Челябинской области и купленную в русском магазине «Аврора» в Ницце, с французской тушёнкой. Стемнело уже совершенно. Надо мной потрясающее небо. Млечный Путь хлещет прямо через зенит и он просто офигетелен.

Просыпаюсь. Холодно, я дрожу, я скатываюсь на край. Как бы и палатка не скатилась вместе со мной в двухметровый обрыв! Надеюсь, скоро рассвет и можно будет отправиться в путь, смотрю на часы. Нет, ещё только 23:50. «Ого! Ну, ещё чуток», — думаю я. Млечный Путь прекрасно видно сквозь комариную сеть — ведь тент практически не натянут из-за отсутствия колышковтыкаемых мест и всю ночь, вооружась поддержкой ветра, он бурно аплодирует тому, как я поставил палатку.

Ветер не унимается, и через пару часов всё-таки становится невыносимо холодно. Каких трудов стоило мне вылезти из спальника в эту чёрную ночь, говорить не стану. Бродил вокруг, искал камни, кое-как прижимал тент по периметру, залезая отчасти и на саму палатку, ибо площадка была уж очень маленькой. Палатка ходуном, но тент перестал одаривать меня овациями. Стало немного теплей.

День второй, 2 ноября

Просыпаюсь в 6:45. Светает. Я счастлив. Я живой. Жутко замёрз, но не простыл. Не знаю, спал ли я вообще эту ночь, но свежий воздух сделал своё дело — я бодр и весел, никакой сонливости. Решаю проверить своё местоположение. По карте мне нужно обходить озеро с севера и идти вдоль западного берега, а там отвесные скалы. Неужели я всё-таки заплутал?

Осознание второго промаха

Хорошо, что в фотоаппарате есть GPS. Смотрю свои координаты, сверяю по карте, на ходу переводя угловые минуты долготы и широты в километры. Вот оно что! Высота у меня не 2100, как я думал, а 2600. Вот почему мне так понравился вид со вчерашнего перевала в обе стороны. Его высота 2860 м, и это мой новый рекорд. Предыдущий был в прошлые выходные на вершине горы Меркантур — 2770 м. И координаты говорят, что я на озере le lac Long. Точно так же, как и lac de la Fous, оно вытянуто с севера на юг, и на южной оконечности построено что-то типа плотины. Это у меня в голове не укладывается. Как здесь можно что-то строить?

Плотина.

В общем, не мудрено было в полутьме спутать эти озёра. Даже хорошо, что я «спокойно спал», думая, что нахожусь на маршруте. Зато сейчас точно знаю своё положение. Теперь надо сориентироваться по карте и понять, как дойти до верного пути. До него всего пара километров. Очень ругаю себя за то, что в походе по Полярному Уралу не смотрел на карты, а просто следовал за группой, не принимая участия в спорах о местоположении. Сейчас бы мне весьма пригодилось умение быстро и точно ориентироваться по карте.

Быстро овладеваю этим умением. Завтракаю, собираюсь и в путь. На этой высоте, между прочим, вода кипит при 92°C. Неплохо! А давление — каких-нибудь 530 мм. Не Джомолунгма, конечно, но всё же заметная разница с нормой.

Старт

Я, конечно, ожидал чего-то подобного. Но всё-таки невыразимо горько, когда через 15 минут после отправления открываются прекрасные места для ночлега. Земля-матушка. Есть куда воткнуть колышки. Можно просто спокойно лежать и отдыхать, а не мучиться. Но я иду и улыбаюсь до ушей, я счастлив, что устроил себе самую длинную и необычную ночь в жизни.

Следую за туриками. Но авторитет их после вчерашнего подорван, и я довольно презрительно к ним отношусь. Через полчаса открывается вид на то самое озеро, на котором я думал, что провожу эту ночь; видно убежище «Refuge de Nice ou Victor de Cessole». Говорят, в таких убежищах можно переночевать за 20–30€. Маршрут проходит через него, так что я перестаю следовать за туриками, старательно сложенными доброжелательными туристами. Лучший ориентир — это сам домик. К нему я и спускаюсь по ущелью какого-то горного ручья, пренебрегая уходящими вдаль заботливо выложенными кучками камней. Спуск становится всё круче. После 20 минут спуска я вижу, что подо мной почти отвесная пятиметровая стенка. Я в растерянности, возвращаться не охота. Пробую слезть без рюкзака — получается. Потом спускаюсь, припарковав на время рюкзак на маленьком уступчике, чтобы спуститься на полметра ниже и забрать его. Но это не конец ручья, дальше ущелье совсем непроходимо, зато есть возможность выбраться из него, что я с удовольствием и делаю. На меня с удивлением глазеют местные серны. Вот такие:

Серна.

Refuge de Nice

Наконец-то вышел на прямую дорогу к убежищу Refuge de Nice. А вот видна и та дорога, по которой я должен был прийти вчера. Какая же она ровная и гладкая! Всё, заканчиваем с самодеятельностью, теперь только по знакам. Чуть не пляшу от радости, увидев столбик и найдя его номер на карте. До места предполагаемой первой ночёвки — озера lac du Basto — остаётся всего километра 4, а до планируемого места второй ночёвки — col de Raus — километров 15. Col — это перевал, а lac — это озеро, надеюсь, догадались вы. Должен успеть! Надо заметить, что 15 километров по дороге можно пройти за 3 часа без проблем. А с рюкзаком в горах — по карте видно, как скачет высота — другое дело. Но время всего 9 утра, я полон надежд и оптимизма. С огромным трудом заставляю себя засунуть фотоаппарат в рюкзак и не доставать его. Несколько раз всё же не выдерживаю.

Lac du Basto.

Иду строго по знакам, довольно романтики! Но вот опять «сложная часть маршрута», и я ползу километр в проекции на плоскость около часа. Похоже, что и сегодня обед отменяется. В 17 часов уже точно надо искать место для палатки.

Vallée des Merveilles

Вскоре после очень красивого lac du Basto начинается vallée des Merveilles — Долина Чудес. Идёшь по небольшому каньону. Потрясающие места. Удаётся держать себя в руках и не тратить время на фотографии. Знаки гласят, что здесь находятся древние письмена и рисунки. И иногда просят не заходить куда-то, потому что это la Monumente historique. Даже на указатель, приглашающий взглянуть на какие-то очередные каракули всего в 10 метрах, я не обращаю внимания, я очень спешу. Только один раз останавливаюсь для профилактики переклеить пластырь на пятках и чуть-чуть отдохнуть. К часу дня сверяю своё продвижение по карте и расслабляюсь, решив, что всё успею, начинаю фотографировать и часто отдыхать. Ловлю связь какого-то итальянского оператора и звоню Маше, потому что вчера ни разу не смог отправить ей сообщение, хотя получал их.

Граница с Италией близко. Северный склон горы Меркантур, на которой я был в прошлое воскресенье, итальянский. Так что 27 октября я был одной ногой в Италии. За 2 недели до этого я был в Испании, куда летал повидать Мишу и Стасю в выходные (привет вам, ребята! Надеюсь, хотя бы вы это читаете!). А сегодня я снова во Франции.

Col de Raus, 2 ночёвка

Дошёл до col de Raus в 16:30. Ветер прямо как прошлой ночью. Перевал похож на седло и открыт всем движениям воздуха. На холме, метров на сто выше, стоят какие-то бетонные бункера. Откуда они на высоте 2000 метров, я не знаю (явно наследие Второй Мировой), но иметь крышу над головой на ночь было бы здорово. Подъём довольно крутой, поэтому я ползу туда сначала без рюкзака на разведку. Убеждаюсь, что заночевать там можно, в некоторых зданиях даже лежат охапки хвороста. Табличка оповещает, что всё это «dangerous buildings» и доступ туда запрещён. Не думаю, что они более «dangerous», чем ночёвка на этом седле, где лежит мой рюкзак. Каким же маленьким он кажется отсюда! Возвращаюсь за ним, поднимаюсь обратно, выбираю самый симпатичный дом и ставлю палатку. Был один совсем непродуваемый вариант, но там было как-то темно и неуютно. В моём бункере был дверной проём и дыра в противоположной стене. Но вечером ветер дул перпендикулярно сквозному отверстию, поэтому я думал, что всё будет в порядке. Ближе к ночи он стал продувать моё жилище насквозь и я очень жалел, что не выбрал неуютный тёмный бункер. Замёрз этой ночью почти так же, как и прошлой. Но всё же было куда приятнее. Палатка растянута, места много, лежи себе на пенке и никуда не скатывайся. Даже сравнивать нельзя эти ночи. Просто отель!

Закат пылал, а бункера хранили зловещее молчание.

День третий, 3 ноября

Последний день не так примечателен. Тоже потрясающие виды — почти привык. Но я уже не так высоко, ночевал на 2100, весь третий день терял высоту и остановился на 900 м. Интересно было встретить табун чёрных лошадей. Я побоялся расходиться с ними на одной тропе. Обошёл. Потом пришлось ещё уступать дорогу четырём таким же чёрным особям. Не очень я опытен в общении с лошадьми, не знаю, чего от них ждать, особенно от 20 чёрных штук.

На полпути присел отдохнуть. Привал затянулся, решил сделать себе чаю, напился с удовольствием. Крепкий такой, зелёный, с печеньем и шоколадкой. Еда в походе очень важна! Сделал фото для мамы. Специально. Мама вечно жалуется, что я корчу жуткие рожи и везде на фотографиях страшный. Так что, мама, это для тебя, я старался сделать приличное лицо изо всех сил!

Чай на привале.

Дальше я умудрился опять немного сбиться и обнаружил себя у таблички №263, где не было указателей, а только номер таблички. Удалось правильно сориентироваться и я через 15 минут уже был у нужного указателя №262. Брал я сторону Бельведера. Очень мне нравится это название — Бельведер. Bélvèdere. Мне кажется, что я что-то о нём слышал. Что-то такое же популярное, как Версаль или Лувр. Городок действительно очень интересный и самобытный, веет стариной.

Пройдя через весь город, снова стал ловить машину. Сначала меня подбросили до Roquebillière, оттуда до Plan du Var, потом до стадиона в Ницце, где как раз закончился какой-то матч и народ валил как селёдка из перевернувшейся бочки.

Автобус до центра был через 45 минут, дождался и доехал. Классно, что знал, куда идти от конечной остановки автобуса, хотя раньше никогда этим маршрутом не пользовался. Знал, что можно ещё пару остановок проехать на трамвае. Знал, что билет мой будет действителен в трамвае — хоть он и называется «Solo Voyage», но работает в течение 74 минут со времени первого использования. Очень я был огорчён, не найдя свою свежеполученную карточку-проездной. Дома так и не нашёл. Наверное, где-то на месте первой ночёвки она и лежит. Может, когда-нибудь схожу за ней.

Я это всё к тому, что Ницца для меня стала очень привычным, знакомым и удобным городом. Роднее мне только Юбилейный и Москва, хотя тут я всего два месяца.

Карточку, значит, мне придётся восстанавливать. Опять идти в этот офис, опять заполнять бумаги, делать ксерокопии, предоставлять документы. Нередко можно слышать, что, думая о Вселенной — о её размерах, возрасте, человек ощущает себя песчинкой перед безбрежностью и безграничностью, которые невозможно объять разумом. Я же более всего ощущаю себя песчинкой, когда занимаюсь оформлением бумаг, посещаю банки, почтовые отделения, визовые центры. О Вселенной размышлять мне гораздо приятнее.

Очень классный мужик меня подвозил от Roquebillière до Plan du Var. Единственный, кто совсем не говорил по-английски. Сказал кинуть рюкзак в багажник, а там лежал стул какой-то старинный, будто из фильма «12 стульев», походные ботинки, рюкзак. Я заметил, что большинство останавливающихся по моей просьбе людей имеют в багажнике походные ботинки и прочую снарягу. Неспроста, видать.

Хорошо, что около парка Меркантур очень много любителей побродить по природе — подвезут быстро. Так этот дядька возмущался, мол, что это я не говорю по-французски. А по каковски-же тогда? «Англэ» — презрительно предположил он. Я отвечал, что англэ и рюс. Он спросил какое англэ? Англэ англэ или англэ американэ? Англэ рюс, сказал я. После этого мы разговорились, я рассказал, чем в Ницце занимаюсь, что я делал эти три дня, в каких побывал местах, где ночевал, наполовину жестами, наполовину по-французски. Чувствовал себя примерно как герой Бодрова в фильме Брат-2. Дядька живо реагировал и одобрительно кивал.

Конец

По всему Бельведеру расположены источники питьевой воды. В бутылку с водой из горного ручья долины Merveilles я добавил и бельведерской водицы. Прошла почти неделя, а эта бутылка всё ещё стоит у меня дома. По утрам я делаю пару глотков и с удовольствием вспоминаю этот небольшой поход. Особенно ночёвку на камне на озере Длинном.

Почаще бы так!