Лисаков и макромир

Продрог до крок: сногсшибательные кроки, выпуск 5

Поход 12–14 июля 2014 года. Приморские Альпы, Франция, парк Меркантур.

Сожалею, но вы собираетесь прочитать пятый выпуск географически образовательной и лексически многострадальной радиопередачи «Бешеные кроки: дикий полукрок и лукавая Анна Петровна».

Как-то мне в голову пришла идея примерно повторить свой первый двунощный поход по южному окончанию итальяно-французских Альп. Хотелось снова оказаться в полудиких, красивых местах с высотой под 3 километра. Мягкой ниццианской зимой я всё больше ходил ради ходьбы — мне нравилось, что я преодолеваю большие расстояния, о которых раньше даже и не помышлял. Не до красоты было. Начинал маршруты прямо из дома, ещё затемно, чтобы не терять времени. При этом от силы четвёртая часть пути проходила по красивым и относительно нецивилизованным местам.

Введение

Захотел красоты на юго-востоке Франции — иди в парк Меркантур (Parc National du Mercantour), прилегающий к Италии, со стороны которой, в свою очередь, располагается парк Приморских Альп (Parco Naturale delle Alpi Marittime). Вместе эти территориальные образования занимают площадь почти в сто тысяч гектар, если считать только центральные незаселённые площади (отмечены красным). Парки на карте я нарисовал сам, больше такого нигде не увидите.

Здесь и далее все картинки открываются по щелчку мыши. Их можно листать стрелками клавиатуры. Нажмите «f» в режиме просмотра, чтобы увеличить размер до 1600px по ширине, а оригиналы можно найти в альбоме на flickr.com.
Приморские Альпы на юге Франции
Карта с маршрутом

Отведённый под парки участок приморских Альп охватывает горную цепочку, по которой и прошла граница между Францией и Италией. Высочайшей точкой парков является итальянская вершина Mont Argentera Sud (Аргентера Южная) высотой 3297 метров. В Меркантуре самым высоким пиком является Cime du Gélas (Пик Желàс) высотой 3143 метра, находящийся на границе с Италией. Видно, что мой маршрут проходил совсем близко, но погода и обилие снега помешали туда забраться в этот раз, хотя до старта такие надежды имелись.

Пользуясь случаем, выражаю свою нелюбовь к гектарам. На мой взгляд, это лишняя единица измерения.

Гектар, как написано на обложке стандартных школьных тетрадок, это 100 м × 100 м, то есть 10000 м² или 0,01 км². Быстро понять, что такое 500 га, я совершенно не в состоянии. А вот 5 км² или, на худой конец, 5 млн. м² я легко могу представить как прямоугольник размерами 5000 м × 1000 м, и сразу ясно, что это такое, можно это мысленно спроецировать на любые известные территории для бóльшей наглядности. Конечно, если человек работает в поле или лесником и всю жизнь меряет участки гектарами, ему понятно и привычно.

Вот «сотка» — удобная единица измерения, ничего против не имею. Вообразить одну сотку легко — это 10 м × 10 м = 100 м². Стандартные 6 соток — это, например, участок 20 м × 30 м. Просто представить. Десять соток = 1000 м² = примерно 30 м × 33 м. Просто. Пятьсот соток — уже сложно, но никто и не меряет такие больше участки сотками.

А вот гектары используют для слишком большого диапазона площадей. Пятьсот тысяч гектар! Для меня это информативно примерно настолько же, насколько и «пятьсот тысяч чертей!».

В общем, суммарная площадь этих парков не сто тысяч каких-то гектар, а тысяча квадратных километров (как же просто сразу вообразить квадрат размером ~30 км × 33 км!).

В этих самых парках есть тропы на популярных маршрутах, есть убежища, где можно переночевать за 22.30€ и пообедать с десертом за 16.50€ (цена на сезон-2014 в убежище Refuge de Nice), прямо как в Ницце. Нормальные ценники, учитывая, что построены некоторые убежища в местах, куда и на вездеходе не добраться. Зимой убежища открыты, но смотрителя и еды там нет.

Убежище Refuge de Nice около Lac de la Fous.

На территории парка Меркантур можно ставить палатки для ночёвки, запрещено жечь костры. Запрещены автомобили, мотоциклы и велосипеды, запрещены собаки в центральной части парка, магнитофоны и т.п. Рыбалка по разрешениям, до 10 рыб в день, причём форель короче 20 см, гольца короче 23 см и кристивомера (Salvelinus namaycush) короче 25 см придётся отпустить.

В общем, отличные парки с шикарной и сохраняемой природой. Туристов много, особенно на лёгких участках. Там, где повыше и посложнее, можно никого и не увидеть за весь день. Раньше я встречал лишь походников, совершающих однодневные прогулки без ночёвки, но в этот раз я видел порядочно туристов с пенками и спальниками.

Базовый вес рюкзака составил 5,5 кг — опять пришлось объявлять поход астрофотоэкспедицией, чтобы взять фотоаппарат, штатив и пультик.

День первый, 12 июля 2014

Из Ниццы по выходным июня–сентября ходит дополнительный ранний автобус, т.н. Rando-bus, на север до городка Saint-Martin-Vesubie. «Randonnée» в переводе с французского означает «поход». Он отчаливает в 07:15, а обычный автобус под номером 730 — в 09:15.

Кстати, я нашёл сайт французских легкоходов: randonner-leger.org, что дословно можно перевести как „походник лёгкий“. Показал этот сайт знакомому французу, а он мне оттуда прислал анимацию, изображающую процесс изготовления спиртовой горелки из алюминиевой банки. Я ему рассказывал, что некоторые легкоходы так делают. Что очень меня порадовало, так это то, что на пузырьке со спиртом было написано по-русски “СПИРТ”. Вот такой вот круговорот спирта в природе.

К 9 утра Rando-bus уже в десятый, наверное, раз, поднял меня на тысячу метров над уровнем моря до горного городка Saint-Martin-Vesubie. Набрал я водицы, которая в таких городках всегда струится из открытых источников, и отправился в путь.

Первой маршрутной точкой было убежище La Madone de Fenestre на высоте 2 км. Решил экономить силы и идти туда не по горному хребту, где пришлось бы набрать и скинуть понапрасну 700 метров высоты, а траверсом по склону горы. В итоге сталкивался с тропами, канувшими в небытие из-за оползней, продирался через заросли, что не всегда приятно в мокром после дождя лесу, блуждал в поисках прохода, сбивался и чертыхался. Лучше бы шёл поверху.

Допёрся, наконец, до цели. Убежище и прилегающие места были просто усыпаны туристами, причём большинство из них возвращалось к убежищу, потому что местность потихоньку накрывалась чёрными тучами, погромыхивало и накрапывало. Я даже немного обрадовался — как раз хотелось узнать, насколько я готов к дождливой погоде со своим снаряжением. Но всё выглядело так тревожно, что я уж начал сомневаться, стоит ли преодолевать перевал к озеру Длинному (Lac Long) в таких условиях. Спуск с того перевала очень крутой, не хотелось там мокрых камней. Да и снега как-то многовато. Удивительно (на первый взгляд) — в середине ноября снег видел только в узких ущельях, сантиметров пять свежего и пушистого, приветливого снежка от отметки ~2800 м и выше. Сейчас же середина июля, а снег лежит уже начиная с двух километров длинными, твёрдыми языками, пересекать которые иногда приходится. На 2,5 км над уровнем моря доходит до того, что я меняю кроки на ботинки.

Дорога всё круче задирается вверх, камни выскальзывают из-под ног и стучат вниз. Миную несколько небольших озёр, чаще приходится идти по снегу. Если наклон небольшой, градусов до двадцати, то я только за: по снегу гораздо удобнее, чем по камням. За час до перевала начинает идти дождь, меня настигают облака и я рад редким возможностям оглядеться и сориентироваться, когда образуются просветы с видимостью под сто метров.

Чем выше я поднимаюсь, тем сильнее портится погода, дождь и ветер усиливаются, а видимость падает. Наконец, перевал, покрытый почти метром снега. Я уже хорошенько вымок, а дождь дополнился градом размером с недоваренную гречу. Заглядываю с неподдельным интересом в воронку, на дне которой лежит Длинное озеро (Lac Long). Озера не видно из-за облака, в котором я стою, зато видно, что снега внутри воронки мало и можно идти дальше. А не катиться. Скоро облако благородно уступает мне место, и я вижу, что озеро в середине лета всё ещё покрыто льдом, изрезанным трещинами лазурного цвета.

Градоначальник (град идёт) с замёрзшим озером Длинным (Lac Long).

Здесь у меня запланирован траверс западной стенки кальдеры. Стенки опускаются довольно круто, и именно такое утопленное положение озера позволяет ему долго сохранять свой лёд: Солнце сюда заглядывает нечасто, а холодный воздух после ночи может долго оставаться в воронке.

Тропы нет, место выглядит довольно диким, хотя ещё 3–4 часа назад я встречал десятки туристов. А здесь я вижу чьи-то одинокие следы на снегу. Может, сегодняшние, а может, недельной давности. Снег с неба уже не ходит в в это время года на этой высоте, а тот, что лежит на земле, очень твёрд и, судя по всему, может долго сохранять на себе следы людей и животных. Склон крут, камни весом с человека приходят в движение под моими ногами, идти нужно очень аккуратно. Траверс осложняется тем, что дорогу пересекают наклонённые снежники, похожие на гигантские языки, торчащие из ущелий.

Я очень внимателен: нетрудно догадаться, чем может обернуться спуск с такой сорокоградусной горки на сотню метров вниз. Втыкаю палки, долблю ступеньку для следующего шага свободной ногой, осторожно ступаю туда, и всё сначала. Десять шагов в минуту на самых крутых участках. Один раз всё-таки я срываюсь и качусь. Удаётся затормозить через пару метров. Жизнь перед глазами не мелькала, а мысль, возникшая в голове, была примерно такой: «Неужели это всё?». Выползаю на камни и ругаю себя дураком. Продолжаю осторожнее.

На сравнительно плоском участке вспоминаю свою ночёвку здесь в ноябре, когда из-за неожиданно подкравшейся темноты я решил ставить палатку на большом плоском камне — земли в округе видно не было. Небо было изумительное, до сих пор помню, как сквозь палатку видно было звёзды. А ещё был очень сильный ветер, из-за которого я так замёрз, что поленился заняться ночной съёмкой, хотя штатив и прочие необходимые вещи я с собой тащил. Вспоминаю, что где-то здесь уже с полгода покоится мой автобусный проездной. Но сейчас тут слишком много снега, чтобы что-то искать. Да и погода не располагает.

Хмурое Длинное озеро (Lac Long)

На сей раз день на несколько часов длиннее, и я успеваю пробраться вдоль озера Длинного и спуститься по турикам (французы называют их «cairn» — керн, как Анна Петровна) к озеру Lac de la Fous (я перевожу это название как «озеро сумасшедших», наверное, неправильно) к первому месту ночёвки. За час до заката нахожу хорошую поляну, где уже разбивают лагерь французы. Здороваюсь с ними, перекидываюсь парой фраз и ставлю свой тент. Сегодня буду впервые ночевать под плащ-палаткой. После установки хотел пообщаться с соседями, но они забрались в палатку и не проявляли желания побеседовать. А я хотел им про легкоходство толковать, обидно.

День второй, 13 июля 2014

Сейчас мои походики маленькие и заурядные, поэтому я много отвлекаюсь на словоблудие, историко-географические и лингвистические справки и прочие неважные вещи, но когда-нибудь, когда я буду проходить действительно интересные, сложные и длинные маршруты, я буду писать о прошедшем, следуя стилю шедевра походного жанра «ТрансУрал–89» Николая Александрова. В 1989 году он прошёл сложнейший маршрут длиной в ~460 километров, вооружённый двумя пятикилометровками, которые даже не стыковались вплотную. Никакой информации по этим местам было не найти, так как до него никто не проходил таким путём. Рюкзак на старте весил 40 килограмм. Это удивительный отчёт. Это что-то невероятное, одним словом.

На втором месте из мемуаров путешественников для меня стоит книга «Вокруг Байкала за 73 дня» Эрика Бутакова. Два мужика, не будучи такими монстрами походных дел, как Николай Александров, решили обойти вокруг Байкала, протяжённость береговой линии которого составляет около 2000 километров. И обошли-таки, в 1992 году. Тогда, наверное, всё располагало именно к такому мероприятию.

И это потрясающие книги, всем рекомендую их прочитать, хотя бы и вместо моих дурацких отчётов. Начните прямо сейчас. Это единственные встреченные мною книги, написанные нелитературным языком с орфографическими и пунктационными ошибками, которые было безумно интересно читать.

Позднее утро. Французов и след простыл, хотя, скорее, нагрелся — печёт солнце прямо с утра нешуточно. Первая ночь под плащ-палатой прошла успешно. На землю — плёнку, на плёнку — пенку, на пенку — бивачный мешок, в бивачный мешок — спальник, в спальник — себя, а в яйце — игла. И над этим всем — плащ-палатка.

Пончо-тент MLD ProPoncho и биви Ptarmigan.

Было ветрено, поэтому я поставил тент низко, прикрепив его заднюю часть к земле вплотную.

Первая часть пути сегодня повторяет ноябрьские перемещения. Чтобы дойти до озера Lac du Basto, надо пройти через перевал Baisse du Basto (~2650 м). Только в этот раз он весь в снегу. Гляжу на группу, спускающуюся по тому месту, где была тропа. Выглядят они неважно. Как им могло прийти в голову идти именно по снегу? Ведь рядом есть удобный склон с камнями.

Опасный спуск

Карабкаюсь в обход по камням. Кроки, кстати, очень способствуют началу беседы, все эти ребята в тяжёлых высоких горных ботинках, стоя в снегу, смотрят удивлённо и немой вопрос в их глазах иногда озвучивается. Выгляжу я и в самом деле довольно пикантно.

Крокер

А для пущей пикантности у меня с собой ещё серебристый зонтик, который я открываю иногда для защиты от солнца или дождя.

Далее миную цепочку из трёх озёр — Lacs du Basto, Noir (Чёрное) и Vert (Зелёное). Тропа лёгкая, ровная, местами заснежена, туристов куча. Но через пару часов всё это благолепие кончается — я схожу с официальной тропы и направляюсь к озеру Lac d’Agnel (читается «Аньель», равно как и d’Artagnan и cognac читаются как д’Артаньян и коньяк). Давно я его заприметил на карте, уж больно оно симпатично выглядит, находясь в пологой воронке, западный край которой проходит по франко-итальянской границе. А где, как не по самым крутым, обрывистым местам в горах проводить границу между государствами? Значит, будет интересно.

Опять дождь, как будто он ждал начала трудного участка пути. Дорога вверх идёт слишком круто, и в длинном пончо идти неудобно, поэтому я его снимаю. Сразу основательно промокаю, ветер очень сильный, холодно, настроение скверное. Тропа, отмеченная на навигаторе, идёт по слишком крутому снежнику.

Обход затягивается на целый час и я вылезаю на гребень на пятьдесят метров выше и метрах в тридцати по горизонтали от желанного перевала, куда спуститься отсюда нет никакой возможности. Открывается вид и на само озеро. Очень красиво, гоню от себя пораженческие настроения (дождь-то порядочно достал с порывистым ветром). На перевал, до которого было рукой подать, я попал только через час, очень уж тут непростой рельеф. Приходится карабкаться по таким крутым скалам, что обратно спускаться этим же путём совсем не охота.

Прелестная чаша с Lac Agnel

На кадре слева по верхней части снега снова идут одинокие следы. Мне по ним. Довольно круто, зато дождь начинает идти с перерывами. На минутку захожу в Италию. Тоже неплохо. Получаю огромное удовольствие, в абсолютном одиночестве обходя это озеро. Красота жутчайшая. Тропа выполаживается (давно мечтал употребить это слово), дождь усиливается, иду под зонтиком и беды не знаю. Правда, карабкаясь под дождём по скалам, недобро смеялся над собой, чаявшим, что с зонтом будет всё время удобно. В горах — редко. Пора ставить лагерь, и опять рядом с французами, но с другими. Совсем близко с ними ставиться не захотел, в итоге место выбрал очень продувное и неровное. Оказалось, что спальник, лежащий снизу рюкзака в двух пакетах, прилично подмок. С нормальными пакетами такого не бывает. Хорошо, что дождь кончился, а ветер очень сильный, есть возможность немного подсушиться. Ставлю укрытие очень низко, так, что даже забираться туда неудобно. Влезаю во влажный спальник. Вижу из-под тента, как восходит красная полная Луна — облака покрываются зловещим багрянцем. Шумит ручей. Буянит ветер. Спокойной ночи.

День третий, 14 июля 2014

Что ж, я деcятый месяц во Франции. Сегодня одиннадцатый раз ночую на природе. И впервые под хорошим дождём с порывистым ветром.

Утро, рассвело. Точнее, посерело. Я в облаке, видимость метров двадцать. Не только вставать не приходит в голову, но даже на время смотреть неохота. Часа через два дождался дождевого перерыва. Не веря в его продолжительность, собираюсь поспешно и отправляюсь в путь. Самое забавное, что я выхожу за пределы карты и дальше буду идти по навигатору. Только вот куда? Эта неопределённость волнует и манит. Именно поэтому после пары походов перестал продумывать маршрут до конца.

Скоро путь мой преграждает самый крутой за эти три дня снежник, и я, конечно же, решаю переходить его в кроках. Долбить ступеньки в заскорузлом фирне мягкими, истрёпанными сотнями километров гор кроками оказалось непросто. Опорная нога дрожит от напряжения, вторая аккуратненько обрабатывает снег. Развернуться нет никакой возможности. В общем, минут за 5 я прошёл эти 30 метров, и это был самый опасный элемент похода.

Карабкаясь в гору в пончо и помогая себе палками, осознаёшь эфемерность своего существования: один неверный шаг, и твои суперлёгкие и потому не самые прочные палки ломаются, ты падаешь и делаешь дыру в своём плаще. А это значит, что у тебя больше нет стоек для палатки, да и в палатке твоей зияет дыра.

Через пару часов встречаю Эрика и Мишель. Эрик работал в обсерватории, нынче на пенсии, но он постоянно приглашает на выходные пройтись по горам и окрестностям местных астрономов по электронной почте. Мишель — его девушка (им лет по 70, наверное), немного говорит по-русски: учила его в лицее. Гийом — коллега по работе моего возраста, коренной ниццианец, с которым я больше всего общаюсь — как всегда, рассказал им всё, что я с ним обсуждал: они знают, что я легкоход, сколько весит мой рюкзак, что вместо палатки у меня тент и т.д. Мишель спросила, что же я ел эти два дня. После того, как я перечислил своё меню — мюсли, кускус, сосиски, шоколадки, чай — Мишель так грустно на меня посмотрела и достала мармеладку из кармана: «Хочешь маленькую штучку?». Кстати, это был первый раз, когда я с ними полностью по-французски разговаривал. Вернее, они со мной полностью по-французски, а я с ними в меру своих сил. Интересно их было встретить, конечно.

Дальше я скучнейшим образом допёрся до железной дороги и поехал домой.

Заключение

Хотелось не только красоты, но и посмотреть, насколько я и легкоходное снаряжение моё готовы к серьёзным (из некатегорийных) перевалам и непростым погодным условиям. Несмотря на то что я за 3 дня даже немного обгорел, дождь шёл каждый день по несколько часов, в том числе во время второй ночёвки.

Длинное пончо совершенно не подходит для того, чтобы карабкаться на крутую гору. Этого и следовало ожидать, но я об этом не подумал, в результате 2 дня подряд на самых крутых участках приходилось карабкаться в дождь с сильным ветром безо всяких дождевиков. Так что чехол для рюкзака и короткую непромокаемую мембранную куртку, пожалуй, всё равно можно брать с собой. Тогда вместо плащ-палатки можно брать обычный тент.

Зонт, который я так расхваливал с теоретической точки зрения, в этот раз я почти не использовал — так совпало, что дождь шёл на самых крутых и сложных участках, когда нужно было повышенное внимание и свободные руки. Но в целом всё ещё полагаю, что зонт действительно удобная штука. Но в этот раз бóльшую часть времени он был мёртвым грузом. Пытался я им и от Солнца защищаться, но в условиях полного безветрия и повышенной влажности в мокром лесу под зонтом получалась мини-баня. Посмотрим, какое впечатление от зонта у меня получится по результатам нескольких походов. Пока я разочарован.

Но, как всегда, я совершенно счастлив, что побывал в таких красивых местах. Ницца — шикарный город. Достаточно два часа на машине, чтобы от 30-градусной жары и невыносимого пекла с этим пошлым Средиземным морем подняться на пару километров, где в июле ещё встречается снег. Это изумительно и прекрасно. Как же я люблю ходить по горам!

Планы на будущее: этой зимою походить по заснеженным горам с ночёвками. А следующей — на Монблан.