Лисаков и макромир

Кроки-скороходы

Здравствуйте, потрясающие товарищи! Поздравляю вас с новым, юбилейным выпуском передачи «Бешеные Кроки». Скажу больше: никогда ещё четвёртый выпуск Бешеных Крок не был таким юбилейным!

Утро, суббота, 19 апреля

Двадцать градусов выше ноля, я стою в ожидании автобуса, который отвезёт меня в горы. Стоит ли упоминать, что я в шортах, терме и кроках? Сердобольная француженка в зимних одеждах интересуется, не холодно ли мне. Двадцать градусов тепла.

Базовый вес (всё за вычетом еды, воды и топлива — расходных материалов) на сей раз был 6,3 кг, потому что взял полный фотокомплект и объявил поход астрофотоэкспедицией, хотя обещали осадки на оба выходных. И не зря, между прочим!

Планировал я путешествовать 3 дня — тут же пасха государственна, но закончил маршрут за 2, придумав его на ходу. В целом путешествие получилось слишком ничтожным (25+32 км), чтобы заполнить целый выпуск Бешеных Крок, поэтому сей текст будет щедро разбавлен моими размышлениями и французами.

Все фотографии можно посмотреть в альбоме на flickr.com.

Ну что, потопали.

Поехали!

Заходил в автобус последним, чтобы ошарашить водителя в наказание за десятиминутное опоздание следующей тирадой:

— Бонжур! Жё парль франсэ тре маль. Эскё ву пуве аннонсер ляре крос д´Утелле?
— Кро д´Утелле? Дакор, — ответствовал мне он. Переводить наш скромный диалог не стану, потому что сам точно не знаю, что же такое я ему сказал. Ох уж мне эти французы! Зачем у половины слов ставить «с» последней буквой, если она почти никогда не читается на этой позиции?

Вы наверняка слыхали выражение «Мерси боку». Многие даже знают, что означает это «большое спасибо». Но попробуйте-ка угадать, сколько букв в слове «боку»! Представьте себе, восемь: Merci beaucoup, а поёт Боярский правильно.

Пошли

Итак, путешествие началось; первые 3–4 часа я не испытывал никакого удовольствия, хотя виды были красивые. Лишь оставив населённые пункты позади, с удовольствием стал шагать по альпийским отрогам. Вскоре небо как-то особенно выразительно нахмурилось и пошло дождём, который скоро превратился в снег, а затем и в мелкий град. Было здорово гулять под градом, а шёл он, пожалуй, часа полтора-два. На ощупь сквозь куртку не отличался от дождя. Добрался я и до лежачего снега где-то под 18 сотен метров, идти по нему пришлось совсем немного.

Опыт: беглого взгляда на карту хватило, чтобы понять, где ещё лежит снег, а где его не будет. Северный или южный склоны, высота, рельеф, наличие ручья и узкого ущелья (в прошлый раз убедился, что около ручья снег начинается гораздо раньше), растительность, наклон северного склона и высота полуденного солнца, снежный покров неделю назад — всё сразу выстраивается в стройную картину в голове и позволяет делать довольно точные предсказания о количестве и качестве снега. Тривиальные операции, конечно, но недавно я и того не умел.

Крокер на маршруте.

Фотография требует пояснений. Сразу же бросается в глаза пакет с надписью «ЯМайка», которую я всё время располагаю лицом к миру, дабы встречающиеся русскоговорящие путешественники, внимательно посмотрев на пакет и дополнительно оценив по моему «бонжуру» национальную принадлежность, завели со мною беседу. Пока такого не произошло. Также как побочный эффект ожидаю проявления братских чувств со стороны граждан Ямайки, но и этого ещё не случалось. В этом пакете Коля с Катей подарили мне футболку с Ньютоном на день рождения, и размер пакета оказался идеален для помещения туда карт, которыми я пользуюсь.

Пакетик был сильно повреждён во время штурма 40-градусного заснеженного склона (см. второй выпуск). Ноги приходилось задирать так высоко, что таким же образом висящий на грудном ремне пакет был прижат коленом к снегу и ручки его были оборваны в неудержимом стремлении вверх. Но данный мешочек настолько полюбился мне, что я дома его залатал скотчем и ожидаю ещё долгих лет службы.

Теперь обратим своё внимание на шорты. Помимо русских и ямайчан меня при встрече также признают за своего футболисты команды «Эталон». У меня две пары таких шорт, и обе при забытых смутных обстоятельствах были подарены Костиком из этой самой футбольной команды, в которой и я начинал свою университетскую футбольную жизнь, за что я выражаю всей его семье огромную благодарность.

Стоянка

Через пару часиков после этой фотографии набрёл на красивую полянку и встал лагерем. Обратите внимание на установку палатки, вернее, того, что от неё осталось.

Установка тента от палатки без самой палатки.

Только тент массой около 550 грамм вместе с оттяжками. Нет внутренней палатки, нет дуг. Человеку мало надо!

Кабан

И вот, сидючи под этим самым тентом под вечер, слышу, как метрах в 10 будто конь степенно шествует. Глядь — точно, кабан идёт. Меня как будто не замечает, а я как раз босиком заметки пишу. Когда он скрылся за тентом, я полог отодвинул немного — посмотреть, куда зверюга путь держит. Тут-то он ко мне и повернулся, поглядел-поглядел, да и поскакал прочь. Именно поскакал, с лошадиным топотом. В момент контакта наших глаз где-то очень вдалеке затявкала собака, может оттого и рванул кабан. Странно, правда, как раз на лай побежал.

Может, и навру, но по образу перемещения и стуку копыт мне показалось, что весит сей зверь под полтинничек. Это я ещё боялся преувеличить, а проверив типичные значения веса кабана, уверился, что там прилично за полтинничек было-то.

Вылез я из-под укрытия, осмотрелся опасливо по сторонам, пришёл к выводу, что расположился прямо на кабаньей тропе и отправился спать. Залез в свой бивачный мешок первый раз в жизни, застегнул накомарник да и стал почивать. Дальше сны и реальность неотличимы друг от друга. Не знаю, взаправду произошёл предрассветный инцидент али приснился мне.

Явный сон

Светало. Пронёсся мимо тента кто-то, по звуку отождествлённый с кабаном, затем пробежали с лаем 2 собаки, одна из которых даже, опешив, заглянула ко мне под тент, а потом проскрипели берцы, кажется, тоже неуверенно замедлив шаги около моего укрытия. Всё это время я пытался открыть глаза, но не очень шибко, и так их и не открыл — какая-то тяжесть несусветная веки удерживала. До сих пор и не знаю, быль или небыль.

Кстати, лес был довольно влажный после дождя, температура ночью была около +5°, полагаю (высота ~1,5 км, на 200 метров выше ещё снег лежит местами), и бивачный мой мешок изнутри покрылся конденсатом. И заодно с ним и тент, хотя установка-то не самая закрытая. Туристы кажут, что конденсат именно при пяти градусах тепла (± несколько в зависимости от влажности, ветра и пр.) появляется интенсивнее всего. Как вы думаете, господа физики, почему?

Второй день

Русский серый Эрл

Наутро завтракать мне не хотелось, как обычно, просто попил самого известного русского чаю сорту Russian Earl Grey. Как так — не слыхали? Ну, с бергамотом чёрный чай и какими-то синими лепестками — колокольчики, наверное! Россия же славится своими бескрайними бергамотовыми рощами. Thé — не артикль, а «чай» по-французски. Читается «тэ».

Russian Earl Grey.

Поначалу я думал, что синие лепестки — это и есть бергамот, помимо которого в чай накрошена засушенная апельсиновая корка. Однако Стася меня просветила, и всё стало на свои места: бергамот — не трава, но цитрусовая культура!

Обсуждал недавно со Сриватсаном из Индии чай и его употребление (чая, а не Сриватсана). Начал я с того, что мы чай называем чаем вслед за индусами, а в ответ Сриватсан мне поведал, что слышал, будто в России пьют очень-очень крепкий чай. Я ответил, что часто заваривают крепко, а потом разбавляют кипятком, но он как-то сильно настаивал, что мы именно пьём крепкий чай, и я не стал спорить.

Испив бергамотового настоя, быстренько собрался и отправился в путь. Скорости сборам добавило медленно приближающееся хрюканье. Неспроста, видать, вершинка, мимо которой я проходил за час до лагеря, называется Téte de Cabanal или кабанья голова (téte-à-téte — тет-а-тет — слыхали? Голова к голове значит), а также поблизости местечки носят имена Cabanal; Chabanette и téte d’Antripe. Не знаю, правда, что такое Antripe, но три перечисленных названия звучат гораздо убедительнее, чем два.

Слово «кастет», кстати, составлено из глагола casser — ломать — и той же самой головы téte, которую и надобно проламывать. А в обсерваторской столовой подают блюдо под названием «Daube de Sanglier», гуляш из кабана. Очень вкусное мясо, скажу я вам, теперь — моё любимое. Так что в случае чего я бы не был на кабана в обиде. Подробнее об этимологических русско-французских изысканиях Лисакова Сергея читайте в особой записи.

По дороге думал, что очень важно туристу хорошо знать индивидуальные способности и потребности своего организма. Я вот, например, про себя хорошо знаю, что могу не завтракать, а потом в шлёпанцах дёрнуть по снегу километров на тридцать–сорок. Зато без губной помады мне даже летом лучше в поход не ходить, уж очень подвержен я обветриванию губ. В то же время я знаю многих, кто предпочитает с утра завтракать и в шлёпках по снегу не ходить, а от обветривания губ не страдает. Парадокс!

Дебри

После деревушки Clans карта с навигатором уже не первый раз завели меня в жуткие, отвратительные, мерзкие и душегубские заросли. Нормальный человек просто не полез бы в эти дебри, скорее усомнившись в верности карт, и не нашёл бы их прям вот настолько мерзкими, насколько нахожу я. В попытках отыскать тропу продирался через кусты минут сорок, пока не уверился окончательно, что если и был здесь путь, то давненько. Встречались старые, потускневшие метки на деревьях, а тропы нет. И такую беспомощность чувствуешь, когда стрелочка на навигаторе пересекает красную линию тропы, а вокруг как были заросли, так и остались. Плюнул с досадою, переиначил маршрут да и отправился дальше.

Вышел на грунтовку, за 4 часа на которой встретил пару машин. Много уж тут повидал дорог, некоторые из которых даже асфальтовые в отличном состоянии, где проезжает около машины в час. Люблю по таким дорогам путь держать: горы на месте, сверяться с картой не надо; ногами только перебирай, глазей по сторонам да думы думай.

Размышления о зонте

Вторую половину дня накрапывал дождик. Настолько он медленно усиливался, что к тому моменту, когда его стало можно назвать нормальным дождём и в связи с этим одеть мембранную непромокаемую куртку, был я уже совсем мокрым. В такой дождь очень не хватает зонта — вроде, не такой уж и сильный, чтобы одевать дождевик, а всё-таки мочит.

Большинство туристов при словосочетании “походный зонт” умудрённо смеётся в усы. При этом большинство из них никогда не пробовало использовать зонт в походах. Чем же так смешон зонт в условиях похода на первый взгляд?

  • Так при ветре бесполезен!
  • Дык он же тяжеленный и неудобный!
  • А как же основной принцип легкоходства — не дублировать функции? Зачем тащить лишнее? (Если есть и дождевик, и зонт).
  • Рука занята.

По-легкоходному отбросим все предубеждения и рассмотрим критически данные позиции:

  • В действительно сильный ветер зонт, конечно, не поможет. Но походный зонт устойчивее к ветру, чем бытовые зонты, которыми мы привыкли пользоваться. Да и вспомните, часто ли вас настигает ураган в походе? Да, это случается, к этому надо быть готовым. Но в большинстве случаев ветер не настолько сильный, чтобы зонт нельзя было использовать. Под зонтом идти приятнее, чем в дождевике — тело дышит.
  • Вес прочных зонтов GoLite Chrome Dome и Swing Lite-Flex Umbrella Metallic от “Antigravitygear” составляет всего ~225 г. Удобно нести в боковом кармане рюкзака. Постоянная боеготовность без необходимости останавливаться, расстёгивать рюкзак, доставать пончо, вытаскивать его из чехла, запихивать чехол в рюкзак, застёгивать рюкзак, надевать его на себя, надевать пончо, застёгивать пончо, подвязывать пончо ремнём, чтобы повторять всё в обратном порядке, когда дождь через 10 минут прекратится.
  • Как ясно из предыдущего пункта, зонт не дублирует функцию пончо, а в подавляющем числе случаев при осадках позволяет сэкономить уйму времени. Также упомянутые выше зонты имеют серебристое покрытие, что позволяет идти под палящим солнцем, значительно экранируя поток его лучей, что уменьшает потоотделение, риск “сгореть” на солнце, чувство жажды, жары и утомления. Как видите, предмет многофункциональный: защита от дождя в ~80% случаев и защита от палящего солнца.
  • Можно приобрести или самостоятельно изготовить приблуды, с помощью которых зонт крепить к рюкзаку. При наличии поясного и грудного ремней может быть легко прикреплять зонт к рюкзаку и без каких-либо специальных креплений. Некоторые любят помещать рукоять открытого зонта между спиной и рюкзаком.

Также под зонтом гораздо легче смотреть карту и делать фотографии. А ещё представьте, как круто смотрится турист с зонтом. Особенно с серебристым зонтом в яркий солнечный день! Здесь не могу не вспомнить своего одногруппника Дмитрия Ч. Во время прогулки на Кавказе во время студенческой практики (Карачево-Черкесия, оз. Семицветное, холм Пастухова — не скалы, а именно холм) он во время дождя достал зонт и чувствовал себя, судя по всему, прекрасно. Возможно, тогда я был подобен умудрённым туристам и очень скептически отзывался об этом, однако сомнения проникли в мою душу: вот уже около 7 лет к тому моменту я был счастливым обладателем дождевика, который мгновенно промокал, был тяжёл и неудобен, в связи с чем любые альтернативные решения были мне интересны.

Из этой небольшой оды зонтам многие могли догадаться, что я заказал себе такой серебристый зонтик и скоро применю всю эту теорию в деле.

Кстати, этимология слова «зонт» удивительно красива. Всяческие аристократы при прогулке по палубам круизных лайнеров были защищены от жарких солнечных лучей эдакими матерчатыми навесиками. Голландцы называли их «zon-dek» (навесы, а не аристократов). «Zon» — это Солнце. А вот «dek» — это не только покрывало, но ещё и палуба. Попахивает игрой слов! Зондек быстренько трансформировался в зонтик, «ик» стал восприниматься как уменьшительный суффикс, и появилось новое, невиданное доселе слово «зонт». Что замечательно, зонт от дождя голландцы называют «paraplu», вторя французскому «parapluie». С французами понятно — «pluie» означает «дождь», а вот в Нидерландах «дождь» называют совсем по-другому — «regen».

Чтобы окончательно навести тень на плетень (и на какую-нибудь персону для защиты оной от солнца), скажу вот что: иногда всё-таки голландцы называют зонт «regenscherm», так как «regen» — дождь, а «scherm» — ширма, экран; что по словообразованию очень похоже на классическое zon-dek.

Теперь настало время признаться, что все эти измышления могут не иметь никакого отношения к реальности. Лишь обрывки интернета, словари и собственные домыслы. Если кто голландским владеет, можете меня поправить, коли наврал чего!

Saint Dalmas

Мне очень нравится шагать в дождь. Воздух свеж, природа печальна, думы возвышенны. Посмотрите, какими великолепными пейзажами встретил меня цветущий Сан-Далмас!

Дождливый Сан-Далмас.

Под палящим солнцем едва ли я был бы так очарован этим местом. Расспросил местных об автобусной остановке, у меня это уже не так уж и дурно получается, выяснил, что гулять мне ещё около полутора часов и принялся за это дело.

На обратном пути глазел из автобуса по сторонам и дивился, как же мне всё знакомо: почти от каждой остановки я начинал маршруты; вот тут ловил машину, а тут с неё высаживался; тут вот даже ночевал, не поймав машину, а тут гулял в ожидании автобуса.

Sanyo Eneloop

Впервые в навигаторе, который ловит и GLONASS, и GPS и работает от двух пальчиковых батареек, использовал NiMH аккумуляторы (самый распространённый тип перезаряжаемых батареек) Sanyo Eneloop. Я поглотил очень много информации про современные типы аккумуляторных батарей, потому как сначала заказал из Китая аккумуляторы с самой большой ёмкостью (3000 мА·ч) и простейшее зарядное устройство, получая при этому ужасающе плохие результаты. Оказалось, ёмкость не всегда первоочередна, и на Eneloop’ах с 2000 мА·ч одна палочка индикатора заряда из четырёх исчезла только после 16 часов непрерывной работы (оставшиеся три ещё за 16 часов)! Тем и хороши походные навигаторы, хотя, конечно, в городе любая мобилка с большим экраном гораздо удобнее.

Если вам интересно знать всё про NiMH аккумуляторы и продвинутые зарядные устройства, спрашивайте меня — я вам порекомендую почитать сначала про батарейки, а потом и про аккумуляторы. Замечательные статьи, всё по полочкам.

На этом мы с вами прощаемся. До новых крок, дорогие друзья.