Лисаков и макромир

Меркантур, Альпы, первый снег

Поход 9–11 ноября 2013 года. Приморские Альпы, Франция, парк Меркантур. Маршрут GR52 (часть): La Colmiane → горы Petoumier, Pepoiri, Archas и Guilié → le Boréon.

Введение

Вы, наверное, уже слыхали, что 1–3 ноября в Европе случились небольшие каникулы. Так и 9–11 ноября ничуть не хуже. Что, думаете, я намёрзся и набродился неделю назад? Ничуть не бывало! Подозреваю, что никому не интересно читать одинаковые отчёты с одинаковыми фотографиями, одинаковым юмором и одинаково, хотя и безупречно, написанные. Поэтому я вкроил в данное сообщение информацию о своём ниццианском быту, так как многие интересовались. Ну, человека два. Может, чуть меньше.

Подробная нитка маршрута: la Colmiane → Baus de la Frema → Mont (гора) Petoumier → Mont Pepoiri → Col (перевал) du Barn → Vacherie (коровник) du Collet → Col de Salese → Mont Archas → le Boréon → Cime (вершина) Guilié → le Boréon.

Карта моих перемещений. Масштаб 250 м в 1 см. Один синий квадратик — один километр. По щелчку откроется в новом окне (13 Мб).
Microsoft ICE

Если вам когда-нибудь надо будет склеить на компьютере сканированные изображения, воспользуйтесь для Windows программой Microsoft ICE (Image composite editor). Настроек я не менял, просто открыл 3 файла и через несколько секунд с удивлением увидел, что всё прекрасно сшилось. Программа бесплатная, весит пару Мб. Всё бы так работало!

На самом деле, отчёт о походике с 2 ночёвками — это слишком. Но мне нравится писать, ничего не могу с собой поделать! Все фотографии из похода можно посмотреть в альбоме на flickr.com.

Подготовка и ниццианское бытие

Планирование маршрута

Маршрут, как и в прошлый раз, посоветовал дядька из туристического магазина expe.fr. Классный мужик, видно, что всё вокруг знает. Если говорит, мол, отсюда море видно — значит, видно. Говорит — коровы, значит, коровы, или, по меньшей мере, их следы. И следы невнимательных людей в их следах.

Я ему сказал, что хочу выйти в субботу, а в понедельник присоединиться к друзьям для штурма Cime Guilié (Гора Гийэ́, 2999 метров). Он, чуть подумав, по карте мне показывает: начинай отсюда, первая ночёвка здесь, потом сюда, потом туда. Чётко и ясно. Он же мне, кстати, рассказал, что значит Diables Bleus (дословно, понятное дело, это «синие дьяволы»). Тут улица есть такая. Гугл мне перевёл это дело как «Белая горячка», а оказалось, что это название для военных частей горного базирования, он сам в таких и служил. Вот тебе и белая горячка.

Подготовился я к походу гораздо лучше, чем в прошлый раз. В четверг пришла по почте мембранная Gore-tex куртка. Даже с доставкой из Америки получилось в два раза дешевле, чем тут покупать. Причём я был уверен, что придёт повестка и надо будет идти на почту, а на деле лежала она в моём ящике почтовом, куда явно не через прорезь для писем попала. В пятницу вечером я пошёл за газом и случайно купил оранжевые штаны из такой же мембраны, потому что на них была скидка 110€.

Здесь и далее все картинки открываются по щелчку мыши. Их можно листать стрелками клавиатуры. Нажмите «f» в режиме просмотра, чтобы увеличить размер до 1600px по ширине, а оригиналы можно найти в альбоме на flickr.com.
Теперь я очень модный турист.

В магазине же сказали, что с упомянутой Rue Diables Bleus (Rue — это улица) отправляется автобус до la Colmiane, места моего старта. Вечером посмотрел, где находится остановка, чтобы утром не было печали. Не в моём это стиле всё, но поход — дело серьёзное, я в прошлый раз понял.

Домой из магазина поехал на «Velo Bleu», местной сети проката велосипедов. Тут она очень популярна, остановок не счесть. Наконец-то я в ней зарегистрировался. Кстати, когда через терминал арендуешь велосипед, можно просто позвонить по указанному телефону, звонок бесплатный, происходит сброс и на терминале высвечивается: bonjour, Sergey! Выбирай себе железного коня. Стоит это 25€ (студентам — 15€) в год, первые полчаса каждой поездки бесплатно, следующий час 1€, последующие часы по 2€.

Вечером же подштопал рюкзак, что неприятно трещал во время скачек по крутым скалам в прошлый раз. Внимательно изучил маршрут по карте. Короче говоря, всё правильно сделал!

Если вы внимательно следите за моими приключениями, то знаете, что мой проездной и поныне покоится где-то среди валунов около озера la Lac Long на высоте 2600 метров над уровнем моря. Ох, и не сладко же ему сейчас приходится! Во вторник я сделал новый проездной. Приятно, что оплаченный месяц не сгорел (и даже почему-то продлился до 1 декабря, хотя, может, так и было изначально). В ознаменование вновь обретённого проездного я с чувством выполненного долга следующие 4 дня ездил на работу на велосипеде. Дело это непростое, 6 км в гору (подъём на 350 м, обсерватория на холме, куда же без этого), 40 минут от дверей до дверей. Отличная тренировка.

Вести из будущего

Год спустя
Теперь дорога от дверей до дверей занимает 25 минут!

2½ года спустя
Доездился и доходился. Проблемы с коленями, больше не хожу в походы и не езжу на велосипеде. Его, тем более, угнали.

В обсерватории

Речь идёт об Observatoire de la Côte d’Azur, Обсерватории Лазурного Берега, где я сейчас являюсь PhD student-ом, аналогом нашего аспиранта.

Немногие тут отваживаются ездить в обсерваторию из города на велосипеде. Регулярно сейчас, пожалуй, это делаю только я и мой научный руководитель, Люк Дессар. У меня два научника, но один из них, Терри Ланц — директор лаборатории, человек занятой, на велосипеде не ездит. А вот Люк каждый день приходит ко мне в офис и зачастую даёт лекцию минут на сорок. В офисе моём как раз есть доска с мелом, так что получается классическая лекция. Сижу я в офисе один, есть ещё одно рабочее место, но пока оно пустует. Люк планирует подсадить ко мне грека, который сюда по нашей теме на постдок приедет.

Мне IT-отдел на купленный обсерваторией компьютер даже Ubuntu поставил, всякого популярного софта на винду, настроили принтеры для печати. Ещё я получил доступ к местному суперкомпьютеру. Теперь моделировать эволюцию массивных звёзд я могу раз в 10 быстрее! До коллапса ядра на моём компьютере считать 2 часа, а на суперкомпьютере минут 5–10!

Обычно Люк заходит ко мне, чтобы вместе идти на обед. Обед в обсерватории — главное событие дня, и по праву. До ресторана идти минут 7–8, оттуда отличный вид на Ниццу, на Средиземное море с высоты 350 метров сквозь окна от пола до потолка.

Вид с обсерваторского холма на Ниццу.

Плачу я за обед смешные 3.25€. В трапезу входят:

  • салат — вполне может быть авокадо, фаршированное какой-нибудь изысканной фигнёй
  • основное блюдо: бифштекс — всегда спросят, кому хорошо прожаренный, а кому с кровью, гуляш (иногда из кабана!), рыба, иногда даже раки, картофельно-мясные запеканки, лазаньи, спагетти, равиолли с лососем — словом, куча всего
  • гарнир: рис, картошка всех способов приготовления, макароны, чечевица
  • соусы и приправы: на столе всегда горчица, перец, соль, оливковое масло и vinaigrette[1]
  • вода: на столе два графина, можно самому наполнять
  • французские багеты: надо нарезать самому на специальном столе
  • сыры/йогурт/фруктовое пюре. Кстати, фруктовое пюре здесь называется компот — «compote». Теперь я понимаю, откуда на каком-то отечественном йогурте появилась надпись «йогурт-компотэ», принёсшая мне некогда много радости.
  • фрукт/пирог/пирожное/мороженое: зависит от дня. Банан, яблоко, груша, апельсин, киви — что успеешь взять. Пирожные бывают очень разные.
  • кофе свежемолотый.

В городе такое меню не меньше 35€ и редко так вкусно. Столы на 10 человек, всего столов 8 штук и обычно ресторан полон, но бывает и наполовину пуст. На стол подаётся общая посудина, так что часто бывает добавка. Цена за обед пропорциональна зарплате.

Иногда на обеде и по дороге успеваем поговорить только про коллапсирующие сверхновые, но иногда и обсуждаем, кто на какую гору залез в выходные. Пока я его переигрываю. Люк пользуется vi, расплачивается чеками и у него нет мобильника, что он очень забавно аргументировал: «Я иногда вижу людей, что идут вместе, но не общаются. Они смотрят в свои телефоны. Когда я прихожу домой, я первым делом проверяю почту. Если у меня будет телефон, я буду это делать постоянно. Я этого не хочу». Как-то раз он устроил велопробег Нант–Марсель, около 1000 км. И он ходит с нормальной скоростью. С остальными идти с обеда обычно тяжело, уж больно медленно они перемещаются. Ещё Люк рисует (сказал, что на этих выходных хочет порисовать пейзажи), в курсе про Левитана, Репина, читал Достоевского, Толстого, Гоголя.

Второй научник, но первый формально, Терри, тоже крутой мужик, помог мне с обустройством. В общем, с научниками очень повезло. Реально интересно заниматься тем, чем надо, чего я совсем не ожидал. А Люк всё время разные задачи подкидывает: то заботать пару статей и рассказать ему, то проэволюционировать кучу моделей и сделать подробный отчёт с графиками и объяснениями.

Общественный транспорт

Что очень приятно, на 80 км от Ниццы до начальной точки похода (la Colmiane) я доехал по своему проездному. То есть цена на этот автобус №730 такая же, как на любой другой автобус или трамвай по Ницце. Человек, не обладающий проездным, может за 1.5€ проехать одну остановку по городу и за эту же сумму добраться за 80 км от Ниццы.

Мне кажется, всем безумно интересно, какие цены на транспорт на Лазурном Берегу, поэтому выкладываю всё, что знаю. Билеты общие на трамвай и автобус. Метро тут нет, конечно, городишко-то маленький, хоть и четвёртый во Франции, с Королёв. Триста с чем-то тыщ народу.

Одна поездка (solo voyagé) — 1.5€. Можно использовать ещё 1 раз в течение 74 минут, но нельзя ехать обратно тем же маршрутом. Билет на день — 5€. Безлимитное количество поездок. Срок действия истекает в первую полночь после первого использования. Проездной на неделю — 15€. Такой билет уже нельзя купить у водителя, надо покупать в автоматах на некоторых трамвайных остановках или же приобрести в офисе.

Проездной на месяц — 20€ до 26 лет.

Проездной на год — 150€ до 26 лет. Для этого и предыдущего пунктов нужно подавать документы и платить за карту (сам проездной) за 7.6€. Для тех, кому больше 26 лет, абонементы на месяц и год раза в полтора дороже.

Проездной делается быстро. Даёшь в офисе студак, паспорт, фотографию, и через 30 секунд готова твоя карта с фотографией (как кредитка по размерам). Причём фото, что ты давал, тебе возвращают, что меня особенно восхитило. Зато и очереди в этих офисах гигантские всегда. По утрам только свободнее. Хорошо быть учёным — когда хочешь, тогда и приходишь. Вот и в Планетарии мне нравилось, что нет чёткого графика. Плохо иметь ограничения. Я и без ограничений на работе с 8 утра до 7 вечера. Потому что у меня дома интернета нет.

Если заходят контролёры, то просят предъявить билет на выходе, и все они крепкие полноразмерные дядьки, что ходят по трое. Штраф ~85€ за безбилетный проезд. И около 50€ за билет, не пропущенный сквозь валидатор. Так гласят объявления.

Как и в Москве, в автобусах Ниццы вход положен через первую дверь, зато, в отличии от Москвы, нет турникета и 2 валидатора вместо одного. Но это преимущество не приводит к реальному ускорению процесса по сравнению с Москвой в виду нерасторопности французов. В трамвае зато можно войти где угодно — там всюду валидаторы понатыканы. Это же чертовски удобная система, почему в автобусах такую не ввести? Получается, что если я со своим проездным не буду толкаться в очереди в первую дверь, а просто зайду в середину, мне положен штраф. Как в реальности — не знаю, редко пользуюсь такими автобусами. В обсерваторию идёт что-то типа газельки, и водитель видит всех входящих. Контролёров там не бывает.

День первый, 9 ноября

Испытание ветром. +12°...–2°

Утром восхищался водилой, который по этому узкому горному серпантину ювелирно вёл здоровенный автобус. У всех встречных водителей были очень напряжённые лица. Им раз за дорогу чуток повнимательнее надо быть, а нашему машинисту — весь путь! Довёз он за два часа только до Saint-Martin Vesubié, где сладко потянулся и объявил, что желающим следовать до la Colmiane надо пройти вон в тот автобус, уже размером с маршрутку. Минут за 20–30 она подняла меня примерно с тысячи метров (от Saint-Martin Vesubié) до полутора тысяч (la Colmiane).

Старт

Один из пересевших со мной в маленький автобус до la Colmiane парень после отъезда подошёл к водителю и что-то стал спрашивать. Скорее по ситуации, чем по речи, я догадался, что он забыл что-то в большом автобусе. Водила тут же позвонил Стефану, и через 5 минут парень притащил из того автобуса чемодан. Как можно забыть чемодан, когда у тебя больше ничего нет? Я думал, только я на такое способен. В общем, порадовался счастливому исходу и тому, что всё у них здесь по-домашнему. Когда я сошёл, водила бросил своих пассажиров, увидев, что я достал карту, спросил, куда я иду; я ему показал на карте, а он мне указал направление. Потрясающе! Опять порадовался, что тщательно изучил маршрут и смог быстро найти свой путь на карте, не заставил пассажиров ждать! И карту развернул сразу на нужном месте, а не купался в этом ватмане, как было в начале прошлого похода.

Сначала мои новые мембранные[2] Gore-tex[3] шмотки грели меня виртуально из рюкзака, потому как я рассудил, глядя из солнечной Ниццы утром на небо, что всё равно будет жарко. Но тут, на высоте около 1500 м, уже чувствовалось, что альпийская зима близко, по ощущениям было около +12.4468°. Австралиец бы снова ёжился, но на сей раз я был один. Поэтому ничто не мешало у каждого знака делать остановку и сличать номер знака с картой. Минут 25 иду по дороге, только потом начинается горная каменистая тропа (судя по ширине и колеям, видимо, вездеходка! Слово это приходит на ум и напоминает поход по Полярному Уралу, который я неизменно вспоминаю с теплотой и радостью, особенно в такой прохладе). Снова заклеиваю пятки пластырем до начала ходьбы. Похоже, ботинки уже смирились с формой моей стопы и можно обойтись без пластыря, но всё-таки пока пусть будет. Не зря же я купил 37 рулонов!

Что-то я переживаю, что вышел так поздно, около полудня, и потому иду очень быстро. Через часок я уже на высоте 2246 м, около Baus de la Frema. Вплоть до Mont Pepoiri была идеальная дорога для ходьбы с палками. Пожалуй, с ними идти на 30% комфортнее при одинаковой скорости! Кстати, Mont — это гора. Знаменитое Mont Blanc (Мон Блан) — не что иное, как белая гора. Об остальных русско-французских этимологических изысканиях Лисаков Сергея можете прочитать в этой записи.

Ориентировался по карте я сегодня в разы быстрее. Не выискивал лихорадочно метки на пути (троп, развилок много, есть, без меток и карты было бы где поплутать), а быстро сличал рельеф по карте и по местности, сразу понимал, куда надо двигаться и в подтверждение этому всегда видел на пути отметки. Около Baus de la Frema потрясный вид на море и на парапланеристов. Ветер на этой высоте сильный. Сначала гора выступала в роли экрана, но когда я поднялся на гребень, ощутил всё, что творилось на той стороне. А парапланеристы на крыльях парят себе невозмутимо. Прямо под одним пролегла моя тропа. Висит себе на месте и всё тут!

Парапланеристы смотрятся красиво.

Первый раз вижу море в горах. Очень необычно.

Мембранная радость

Ветер усиливается, пора бы и испытать Gore-tex в деле. Надеваю куртку Marmot Minimalist Jacket поверх насквозь мокрой на спине водолазки. Капюшон регулируется во всех плоскостях. Ветер для меня просто исчезает. Чувствуется только, когда он прижимает холодную куртку к телу, но внутрь всё-таки не проникает. Вот это я понимаю — ветровка! Минут через сорок и ногам становится холодно, потому что ветер дует постоянно и очень сильно. Да, светит солнышко, я иду, тепла вырабатывается много, но какая бы ни была температура, ветер всю твою честно выработанную энергию уносит прочь. Надеваю штаны. Иду и радуюсь своему обличью. Абсолютно непродуваемый. Идти очень приятно и пока ещё немного удивительно, что в такой ветер мне комфортно. Теперь и дождь не страшен, потому как всё это по идее непромокаемое. Ботинки у меня тоже Gore-tex. Иннокентия, встреченного на Урале, я называл мажором за такой прикид, а теперь и сам омажорился донельзя. Здорово! Только жалею, что надел куртку на мокрую кофту и не проверю, как она дышит. Но через 40 минут с удивлением понимаю, что я высох. Это просто невероятно! Я иду под рюкзаком, под солнцем — и сохну! Такое со мной впервые. Ветер, конечно, способствует, но всё равно я поражён. Много я слышал добрых отзывов о мембранных продуктах и теперь добавляю свой. Когда поднимаешь руки, чтобы воткнуть палку повыше в гору, куртка не поднимается вместе с руками. Очень ладно скроена. Подмышечные впадины легко проветривать благодаря соответствующим молниям. С ветром работает восхитительно.

А ветер крепчает. Я всё выше, температура всё ниже.

Через часок встречаю группу продрогших туристов, идущих навстречу. Никакой радости на их белых лицах. А я такой яркий и довольный пролетаю мимо. От активного хода ноги согрелись, но штаны расстёгиваются по бокам и сверху, и снизу. То, что надо.

Ветер, вроде, стих, снимаю капюшон. Ничего подобного! Просто в таком шмотье ветер почти не чувствуется. Дует невыносимо, надеваю капюшон обратно. Да, я очень много понаписал об одежде. Но я просто не представляю, как бы я был эти три дня без мембранных продуктов. Я бы наверняка простыл и настроение было бы отвратительное. Следующие дни с ветром было ещё хуже. Дует сбоку, когда хочется развернуться и поглазеть на красоту, тебя просто сдвигает тебя назад. И так весь день. Да, нехило я бы продрог в своей (в Михиной, на самом деле) ветровочке! Так что, брат, больше твоя куртёха не будет покорять горы. Интересно было бы ещё испытать это обмундирование в дождь! Насколько там оно не промокает, как дышит? Странный я тип, хочу, чтобы сейчас ещё и дождь грянул.

Ночёвка

Но нет, я уже в палатке, а дождя нет, небо ясное. Ночую я на высоте 1800 м. Горы кончились, самая высокая сегодня была Mont Pepoiri (2674 м). На карте там обозначен топознак, а на деле стоит антенна и пару солнечных батарей. Если день непогожий, по ним можно определить направление на юг. А я это делаю по часам, как всегда, найдя биссектрису между часовой стрелкой, направленной на Солнце, и 12:30, где Солнце на этой долготе бывает почти точно на юге. Кстати, соотношение долготы Ниццы и часового пояса точно такое же, как и у Москвы, и по летнему времени тут Солнце на юге также в 13:30, а по зимнему — в 12:30. Во Франции, понимаете ли, часы всё ещё переводят. Интересно, какое время они оставят, если перестанут? Летнее или зимнее?

В палатке уютно. Это двушка Minima Super Light 2 от фирмы Camp, весит она всего 1.35 кило (взвешивали в магазине). По размеру процентов на 40 меньше моего спальника, оставшегося на Родине. Новый спальник весит 770 грамм, +8° комфорт, по размеру в два раза меньше предыдущего и называется Baikal-750. Не мог же я во французском магазине равнодушно пройти мимо спальника с таким названием! Так что 2.2 кило на спальник и палатку. Тамбур, правда, маловат, но я один и все вещи внутри. Готовлю тоже в палатке. Использовать газ в палатках и закрытых помещениях категорически запрещено, до сих пор от отравления угарным газом регулярно погибают туристы. Я при готовке сам в палатке, а горелка снаружи. Палатка, кстати, с оранжевым тентом, что отлично дополняет оранжевые же штаны и кислотно-жёлтую куртку. Я чрезвычайно ярок и моден.

Очень понравились последние 2 часа пути. Похоже на родной подмосковный лесок, только с горами. Очень резкий контраст с дневной частью пути. Красивые ручьи, один прилично шумит мне всю ночь. Выключаю фонарь и удивляюсь, что так светло, ведь я помню, что уже 2 часа назад заходящий месяц был на горизонте. Только горизонт-то тут — горный хребет, по нему месяц всё это время и спускался, как турист.

Прошлые выходные обе ночи для палатки были нетипичными (очень надеюсь на это, ведь под палаткой в прошлом походе сначала оказался гигантский валун, а потом палатка оказалась в военном бункере времён Второй Мировой), сейчас наконец-то нормально растянул её. Сколько тут, оказывается, завязочек! Вот как всё хитро задумано! Пойду погляжу на звёзды.

Ух, что-то мне кажется, что уже ниже нуля. Небо хорошо, но на la Lac Long неделю назад было гораздо круче.

День второй, 10 ноября

Испытание снежным бураном. –2°...+4°

На сегодня запланирован переход до городка le Boréon. Этот городок существует исключительно благодаря своему местоположению и служит местом старта для множества замечательных маршрутов. Есть тут довольно большая скалолазная дорожка, метров 20 в высоту. Вокруг живописно донельзя: горная река, крутые скалы, покрытые лиственницами, чистейший и прямо-таки вкусный воздух, который будто бы пьёшь, а не вдыхаешь. Эрик говорит, что это место они называют «маленькая Швейцария». После ночёвки около этого городка я встречаюсь с коллегами для совместного похода на вершину Cime Guilié.

Снежная сказка

Идёт-таки небольшой дождик. Он и разбудил меня утром. Вода в бутылке подозрительно твёрдая.

Выдвинулся утром под слабым дождём. Странный он какой-то. Смотрю наверх, а там какие-то чудеса. Такая рябь, какую бывает видно на однородном фоне из-за проползающих перед зрачком волосков и пылинок, но на небе, гораздо плотнее и активнее. Ничего подобного никогда не видел. Любуюсь, подставляя лицо редким крупным каплям. Что-то медленно они начинают падать. Впервые вижу такой чёткий процесс превращения дождя в снег. Теперь ясно, что это за рябь такая была. Снежинки на фоне неба!

Скоро наступает новогодняя сказка. Ветер шумит где-то в верхах, и видно, как вдалеке на высоте снег летит горизонтально. А у меня вокруг почти спокойно, очень крупные хлопья снега степенно кружатся вокруг меня. Красота! Соскучился я по снегу. Как там у вас в Москве с этим делом в этом ноябре? Выхожу из лесу, сказка кончается, начинается ветер. Тут, около знака №436, вижу автомобиль и двух туристов, что подсказывают мне верный путь, видя, что я долго смотрю на карту. Они только вылезли из машины, ещё тёпленькие и довольные, поэтому, наверное, такие добрые.

Потихоньку рельеф покрывается снегом.

Снежная буря

Кто бы мог подумать, что ещё полчаса назад была новогодняя погода. Начинается снежная буря. А я думал, что вчера был сильный ветер. Сегодня он толкает ощутимее, иногда приходится идти под углом к земле, чтобы не падать. Подштанники и свитер на мне, и я совсем не страдаю от ветра и снега. Больше всего переживаю за ботинки, потому что на них снега налипает много, и он тает. Ничего, пока сухой внутри. На капюшоне сверху уже не первый час лужа из растаявшего снега, но изнутри он абсолютно сухой. Красота! На рюкзаке чехол. Я облеплен снегом, но сух и доволен. Даже думать не хочу, как бы я себя чувствовал в берцах, хлопковых штанах и Михиной курточке. Я бы, наверное, помер.

Последний час пути до вершины Mont Archas (2526 м) совсем труба. Но ветер, бывает, делает на десяток секунд передышку. Или мне даёт передышку. А потом опять начинает валить с ног, обжигая лицо холодом и ледяной крошкой. Я иду по гребню и вижу, как ветер, дующий перпендикулярно моему пути, идёт наверх вместе со склоном горы, а с ним и снег летит наверх. Бывает же такое.

То ли где-то читал, то ли приснилось, что снег, особенно с ветром, очень вреден для Gore-tex материалов. Очень переживаю об этом в течение всего урагана. В отчёте это лишь пара строчек, а для меня — навязчивая мысль на несколько часов. Потому что стихия беснуется вокруг и сознанию хочется держаться за что-то привычное. Иногда ловлю себя на том, что повторяю какую-то фразу уже в сотый раз. Например, «It is quite obvious, that it is the right way». Как будто обсуждаю дорогу с кем-то из товарищей из обсерватории. В таких условиях что-то более осмысленное обдумывать сложно.

Да, вид с вершины отличный. Вся непогода сзади, вместе со мной она стремится перелететь туда, поближе к морю, но пока не выдерживает и быстро рассеивается. С гребня хорошо видно, что северный склон уже белый от снега. Но стоит спуститься на десяток метров по южному склону, и ветер кончается, а вокруг наивно прыгают кузнечики. Куда они, кстати, деваются зимой? Вымирают, откладывая яйца? Ничего не знаю про кузнечиков.

Снова лес

Хватит этих голых каменных вершин на сегодня, спускаюсь ниже, в лес. На узкой горной тропе сажусь отдохнуть, подсушить ботинки, а то ноги стали потеть — тепло и влага не выходят так эффективно наружу, потому что ботинки сверху сырые. Сижу босиком, радуюсь жизни, ветра в лесу никакого. Отдыхаю, расслабляюсь. В целом ботинками тоже очень доволен — им досталось больше всего, потому что они несколько часов принимали на себя очень много воды, особенно последние пару часов, когда шёл по солнечной тропе, заросшей длинной травой, где снег уже растаял под солнцем. С каждым шагом куча воды попадает на ботинки и штаны, но я сухой. Прекрасно.

Слышу какой-то искусственный звук. Не успеваю подумать, что это бензопила, как передо мной образовывается мотоциклист на кроссаче. Вот так встреча! Мотоциклиста я тут меньше всего ожидал увидеть, тропа-то узкая, обрывистая, вся в камнях и корягах. А я босиком, в общем, уступаю парню дорогу. Встретились два одиночества! Бонжур, блин. Это единственный человек за сегодня, не считая людей в городке la Boréon, около которого я заночевал. Долго потом ещё я шёл по следу этого мотоцикла, дивясь его проходимости.

Завтра понедельник, а, значит, я встречаюсь с Эриком и компанией из обсерватории, чтобы вместе покорить Cime Guilié (2999 м). Я планировал позвонить отсюда и договориться о встрече, но связи тут нет. Обидно, московская МТС очень уверенно ловит французского оператора, а я со своим другим оператором не могу даже вручную подключиться туда. Принимаю сообщения, но не могу ничего отправить или позвонить. Ладно, Эрик сказал, что они приедут около 8:30, буду ждать.

День третий, 11 ноября

Испытание скоростью. –5°...+5°

Заглавие «Испытание скоростью» я придумал ещё вчера, имея в виду то, что с группой буду идти гораздо медленнее, чем один, а это будет для меня, такого крутого парня, невыносимо. Очень радовался этому парадоксальному подходу к понятию скорости, пока не узнал, что всё-таки именно первое, что приходит в голову при прочтении данного заголовка, и окажется правдой. На сегодняшний день запланирована встреча с коллегами, с которыми мы должны забраться на Cime Guilié (2999 м).

Встреча

Встреча с коллегами была запланирована на 9 утра в le Boréon. В 7:30, спокойно сидя в палатке и допивая чай, получаю голосовое сообщение от них. Интересно, смогу ли я его прослушать? Связь-то слабая, нет бы смс-ку прислать. Для этого надо набрать 666, срабатывает. Guillaume (Гийом), мой сосед через стенку на работе, говорит: «Очкарик! Мы начинаем на час раньше и идём по Vallon des Erps. Vallon des Erps. Надеюсь, что ты получил это сообщение и догонишь нас. Чао!».

Слову «очкарик» его научил литовец Шару́нас, его сосед по офису. И теперь мы приветствуем друг друга именно так, хотя я, собственно, ни при чём. Кстати, как-то зайдя к ним на работе, увидел фото ГЗ МГУ у Гийома на столе. Очень удивился. Оказалось, эту открытку ему прислала Таня Ситнова, что училась в ГАИШе на год старше меня. А ещё он передавал мне привет от Тани Муравьёвой, что училась на два года старше меня. В общем, астрономов не так уж и много на нашей планете.

Где эта долина дез Эрпс, я не представляю, наспех собираю палатку, укладываю рюкзак и открываю карту. Ага, вот она. Чёрт, через меня они проходить не будут! Бегом догонять. Хватает ума идти не со всей скорости. Нужный указатель показывает во многие стороны, только не на валон дез Эрпс. Но по карте я вижу, что идти надо на север. Это дело не отмечено каким-то маршрутом, но тропа на карте есть, да и тут виднеется. По ней я и отправляюсь вдогонку. Настигаю их уже через час, в 8:45. Как удачно, что я смог прослушать сообщение. А то сидел бы сейчас в 3 км отсюда и ждал. И даже бы ещё не волновался.

Возвращение Ветрила

Никто меня толком не приветствует, потому что ветер опять за своё. Жуткое дуло! Все какие-то обмороженные, всего нас 8 человек. Разговаривать можно только крича на ухо. И это мы ещё в лесу. Вскоре выходим на голые камни, и я понимаю, что вчера ещё было неплохо. Сбивает с ног весьма прилично. К тому же значительно холоднее, чем вчера. Ещё на 500 метров ниже все лужи были замёрзшие. Нашёл пару черничных ягод, в начале были просто обычной черникой, повыше уже стали похрустывать льдом. Ба, да это полузамёрший горный ручей! Первый раз такое вижу.

Горный ручей никуда не течёт.

Красота, конечно, я искренне восторгаюсь, но холод жуткий. Да ещё и с этой бурей на протяжении нескольких часов. Через полчаса после выхода из леса трое из нас осознают, что с таким ветром они продолжать путь не смогут. Они возвращаются обратно, ждать нас. Остаётся пятеро карабкающихся. Хотел бы я пользоваться палками, но перчатки мои, к сожалению, не Gore-tex, а строительные перчатки за 3 евро. Да, первая мысль, когда увидел цену, была такая: «Да у нас за 50 рублей 5 пар можно купить!». Пока возможно, держу руки в карманах, что не самая удачная идея в горах. Впереди идёт директор обсерватории, Фаррох. Ему уже годам к 70, а то и за. Удивительно бодрый дядька!

Вершина

В 11:15 замечаем крест на вершине, в через час мы там. Вид и по пути, и, конечно, сейчас, потрясающий. Видно уже не просто море, но местами и береговую линию. Узнаю то, что видно с самолёта на подлёте. Там, подсказывает Фаррох, Антибы, значит, Ницца немного левее, за горами. Ещё левее видна уже целиком Италия, вершина наша опять на границе — снова я одной ногой в Италии. На этот раз другой ногой, так что я, можно сказать, полноценно посетил эту прекрасную страну. Донателла — единственная девушка из решившихся штурмовать эту гору сегодня — итальянка, так что она, получается, на родине побывала. Первый раз вижу с местных вершин что-то кроме гор и моря: на северо-востоке огромная плоская равнина, глаз различает гигантский, должно быть, мост. Дальше стена настоящих уже, полноценных Альп, что-то повыше 4 тысяч. Все эти вершины белые-белые. На севере, говорит Гийом, должен быть Мон Блан, но рядом торчит итальянская вершина на 50 метров выше нашей. Так что от Мон Блана виден только склон. Очень жаль.

Перед самой вершиной.

Решаю приготовить чай. Ветер-то, как вы понимаете, никуда не делся, так что это отличный вызов! Интересно, температура кипения воды на этой высоте — около 90°. Горячее тут воду не нагреешь. Нахожу ямку: одна стена — камень, вторая — рюкзак, третья — я. Грею руки о горелку, через 5–7 минут чай готов, всем предлагаю, все отказываются, а Донателла выпивает целую кружку. Я очень негодую, хотя сам же предлагал и сказал, что сделал две порции, и она может всё допить. Горячий чай со сгущёнкой, что может быть лучше? Кипячу вторую порцию, теперь всё-таки горелку задувает. Не уверен, что смогу извлечь искру от зажигалки ещё раз — пальцы окоченели, поэтому пью чай тёпленький. Поглощаю все оставшиеся сладости, вытряхиваю чаинки из миски и… она выскальзывает и с громогласным звоном ныряет в бездну. Отличная смерть, моя миска. Я буду помнить о тебе всегда. С тобою я был на Полярном Урале, только из тебя я ел в Ницце. Но у тебя не было крышки, и я подумывал о том, чтобы купить для походов специальный наборчик, что видел в магазине. Видимо, ты не хотела быть просто домашней тарелкой. Покойся с миром! Ты ушла красиво. Не что этот проездной, что коварно и подло выскользнул из перевёрнутой ветром палатки неделю назад.

Спуск в le Boréon

Ветер, ветер, ветер… Он что, всегда в этом чудесном национальном парке Mercantour? Нет, говорит Гийом, видимо, это я такой везучий. Обратно идём тем же путём, потому что другой найти непросто. Ветер не прекращается, всё так же сбивает с ног, делая обычное перемещение по камням опасным делом. Всё, мы на месте, горячий шоколад в ресторане в le Boréon и домой.

Часа через три выгружаясь из машины, обнаруживаю, что в бутылке, что висит сбоку рюкзака, всё ещё лёд. Неплохо нас поморозило. Чудесные были деньки!

PS

Через пару дней после этого похода встретил Фарроха в туристическом магазине. Оба мы, замёрзшие в выходные, пришли покупать перчатки.

Перечитывая эту запись в марте 2016 года, я обнаружил, что очень часто путал слова «одеть» и «надеть». Запомнить это правило можно с помощью очень задорной фразы:

Надеть одежду, одеть Надежду.

  1. Vinaigrette — популярный во Франции соус, который, не смотря на своё название «винегрет», является смесью уксуса, оливкового масла и каких-то специй.

  2. Мембрана — материал, являющийся основой мембранной ткани. Мембранные изделия плохо промокают, неплохо дышат и очень хорошо защищают от ветра. Наиболее известные представители: eVENT, Gore-tex, Marmot Membrane, Sympatex, MemBrain Strata. Сама мембрана — тонкая плёнка, в которой на каждый см² приходится больше 1.4 миллиона пор (такую мембрану использует Gore-tex для своих продуктов). Размер пор такой, что пар, выделяемый телом, проходит через них, а вот капли воды этого сделать не могут. В результате ткань «дышит» и не промокает.

    Любой готовый мембранный продукт, будь то штаны, куртка, гамаши или перчатки, обычно состоит из 2 или 3 слоёв (возможны и другие варианты):
    1. Защитный слой — синтетика, пропитанная DWR. Капельки воды не впитываются сразу же в изделие, а поначалу скатываются в шарики именно из-за этой пропитки. Как только защитный слой полностью промокает, поры мембраны закупориваются и изделие перестаёт дышать.
    2. Сама мембрана.
    3. Подкладочный слой.

  3. Фирма, производящая продукты из мембраны. Фирма настолько разрекламирована, что многие ищут не «мембрану» в принципе, а именно Gore-tex. На сегодняшний день считается, что лучшие мембраны делает фирма eVent, а Gore-tex на втором месте.